По наступлении срока платежа векселедержатель не может обнаружить векселедателя простого векселя (прямого должника) в месте платежа. Может ли он возвратить вексель тому, от кого он его получил, в порядке применения последствий недействительности сделки по приобретению такого векселя, как совершенной под влиянием заблуждения?

ФАС ВВО дает на этот вопрос отрицательный ответ. "Ссылка истца на отсутствие векселедателя по адресу, означенному в векселе как место его составления, обоснованно отклонена судебными инстанциями. Данный реквизит заполнялся не продавцом ценной бумаги. Доказательств представления продавцом покупателю каких-либо сведений о векселедателе в деле нет. Поэтому основания полагать, что покупатель был введен в заблуждение ответчиком, у суда отсутствовали". Добавить здесь, кажется, и нечего.

Как известно, предъявление векселя его прямому должнику или плательщику является необходимым условием осуществления удостоверенных им прав. А является ли предъявление векселя суду условием, необходимым для судебного взыскания по векселю? Возможно ли постановление решения о таком взыскании без предъявления векселя?

Ответы на оба этих вопроса находим в п. 6 постановления № 33/14, первая часть которого уже была предметом нашего комментария.

1. Высшие судебные инстанции указали, что "...при рассмотрении требований об исполнении вексельного обязательства судам следует учитывать, что истец обязан представить суду подлинный документ, на котором он основывает свое требование, поскольку осуществление права, удостоверенного ценной бумагой, возможно только по ее предъявлении (п. 1 ст. 142 ГК РФ)".

"...Проверка судом правомочий законного векселедержателя, в том числе и на предмет соблюдении формы векселя, сохранения непрерывного ряда индоссаментов, возможна при наличии подлинного векселя". Наличие в материалах дата подлинных векселей также необходимо на случай их оплаты должником, в том числе в соответствии с решением суда – в соответствии со ст. 39 Положения о векселях у такого должника возникнет право требовать выдачи ему оплаченных векселей из материалов деле.

"...Отсутствие подлинных векселей при наличии судебных актов о взыскании по ним платежей создает условия для злоупотреблений", а при отсутствии таких актов – для "...дальнейшего оборота векселей". Словом, "...вексельный иск без самого векселя невозможен"; точно так же без анализа самого подлинного векселя невозможна и оценка возражений, касающихся дефекта формы векселя.

Как уже было указано (см. вопрос 1), п. 1 ст. 142 ГК РФ тут ни при чем: он имеет в виду предъявление ценной бумаги выдавшему ее лицу (прямая ценная бумага) или иному субъекту, специально назначенному для производства исполнения (трассированная бумага), а вовсе не суду. С точки зрения процессуального права любая ценная бумага (включая вексель) – точно такое же средство доказывания определенных фактических обстоятельств, как и всякий вообще документ, как и любое другое доказательство. А доказательства, как известно, не имеют для суда заранее установленной силы и подлежат оценке наравне со всеми другими доказательствами, представленными сторонами спора.

2. Попытки вексельного взыскания без предъявления векселя, будучи порою даже тождественными по своей сути, в разных делах оценивались судами не вполне одинаково.

Так, например, в делах, разрешенных постановлениями Президиума ВАС РФ> или ФАС СКО, предпринимались попытки взыскивать вексельные долги по ксерокопиям векселей. Разумеется, безуспешно.

О том, зачем суду нужны векселя подлинные и какой конфуз может случиться при использовании светокопий (ксерокопий) векселей, красноречиво свидетельствует дело, разрешенное постановлением Президиума ВАС РФ. "В материалах дела – указал Президиум – имеются ксерокопии простого векселя № 2303063 на сумму 800 000 000 неденоминированных рублей от 28.11.97, выданного обществом “ПСФ "М."” со сроком платежа – “по предъявлении”. В одной ксерокопии векселедержателем указано общество “Ф.”, в другом –Северо-Западный акционерный коммерческий банк "К."”. – Подлинный вексель в суд представлен не был, а без оригинала рассматривать встречный иск не имелось правовых оснований. – Таким образом, судебные акты приняты без исследования всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения спора. – При новом рассмотрении дела суду следует выяснить обстоятельства приобретения векселя обществом “Ф.” и передачи его банку и установить, кто является первым векселедержателем спорного векселя".

В деле, которое описано в постановлении Президиума ВАС РФ, шла речь о возможности взыскания вексельного долга на основании постановления Государственного пожарного надзора, подтверждающего, что векселя сгорели. Отправляя дело на новое рассмотрение, Президиум предложил нижестоящему суду выяснить, восстановлены ли надлежащим образом права по указанным в постановлении векселям, или нет.

В другом постановлении Президиума ВАС РФ описан случай, где основанием требования стали векселя, о взыскании по которым уже имелось вступившее в законную силу судебное решение о взыскании, находившиеся в материалах соответствующего дела. Президиум нашел, что "...предъявление первоначального иска с требованием взыскать вексельные суммы, проценты на них, проценты в размере 6 и пеню в размере 3 процентов на основании вексельного законодательства и удовлетворение его арбитражным судом свидетельствует об осуществлении истцом (векселедержателем) всех своих прав по векселям. – Заявление же нового иска по тем же векселям без их предъявления не основано на вексельном законодательстве".

Еще одно постановление Президиума ВАС РФ говорит просто о векселе, который "...не был предъявлен к платежу в связи с его утратой", без уточнения обстоятельств. По этой причине, а также потому, что "...векселедержатель не представил доказательства о восстановлении его в нравах по утраченной ценной бумаге, оснований для взыскания вексельной суммы с векселедателя не имеется".

Опять-таки Президиум ВАС РФ отменил решение о вексельном взыскании потому, что "...в материалах дела отсутствует подлинник векселя". На основании чего же в таком случае вообще было вынесено решение о взыскании – совершенно, конечно, непонятно.

Президиум ВАС РФ отправил на новое рассмотрение дело о вексельном взыскании, произведенном, несмотря на отсутствие в материалах дела самих векселей, на основании их светокопий, каждая из которых содержала, в частности, "надпись нотариуса о протесте векселя в неплатеже, отметку об акте о протесте, личную печать нотариуса", указал, что "...истцу надлежит представить подлинные векселя".

В еще одном деле Президиум ВАС РФ указал на отсутствие оснований для отказа в иске в ситуации, когда судом достоверно установлено, что спорный "...подлинный вексель не утрачен, находится в материалах уголовного дела [в управлении ФСБ] и по его окончании все обстоятельства могли быть судом выяснены". "Арбитражный суд неоднократно обращался в управление ФСБ с просьбой о представлении подлинного векселя. Управление, сославшись на невозможность изъятия подлинного векселя из уголовного дела, представило его заверенную копию". Иначе поступил ФАС ВВО, который, судя по всему, не посчитал нужным даже проверить заявление истца о том, что подлинные векселя представлены им в материалы другого дела Арбитражного суда республики. "Подлинные векселя в деле отсутствуют и суду кассационной инстанции не представлены. – Данное обстоятельство лишает Федеральный арбитражный суд ... возможности проверить факт наличия у заявителя жалобы прав законного векселедержателя и обоснованность отказа суда первой и апелляционной инстанций в удовлетворении исковых требований" – стало быть, в удовлетворении кассационной жалобы следует отказать. Подобное отсутствие интереса можно объяснить, пожалуй, только соображением о том, что раз подлинные векселя "лежат" в материалах другого арбитражного дела, то, очевидно, в его рамках и будет произведено взыскание по ним; производить его второй раз оснований, конечно, нет.

Противоположное мнение было высказано в постановлениях ФАС ВСО: "...ссылка в решении суда на то, что предъявление нового иска по тем же векселям без их предъявления не основано на вексельном законодательстве, не является достаточной для отказа в иске"; "...отсутствие у истца векселя не является препятствием к рассмотрению заявленного требования по существу, так как подлинный простой вексель ... находится в деле ... Арбитражного суда Иркутской области ... и суд его исследовал".

В материалах дела, ставшего основанием к принятию очередного постановления Президиума ВАС РФ, не было не то что подлинников, но даже копий векселей! "В материалах дела нет копий векселей, и они не могли быть оценены судом кассационной инстанции в качестве основания наступления срока платежа по ним. Поэтому суд кассационной инстанции, исходя из полномочий, предоставленных ему п. 3 ст. 287 АПК РФ, обязан был направить дело на новое рассмотрение. – Поскольку суд первой инстанции также не исследовал векселя в качестве основания наличия задолженности перед кредиторами, отмене подлежит и определение...".

3. Сказанное должно стать основанием для предположения о том, что взыскание вексельного долга без векселя, хотя практически, скорее всего, и станет затруднительным, но не окажется вовсе уж невозможным. И это предположение вполне подтверждается заключительной частью разъяснения и. 6 постановления № 33/14, в соответствии с которым "...отсутствие у истца векселя само по себе не может служить основанием к отказу в иске, если судом будет установлено, что вексель был передан ответчику в целях получения платежа и истец этот платеж не получил. Истец в этом случае обязан доказать названные обстоятельства (п. 2 ст. 408 Кодекса)". Тот факт, что "...подлинный вексель истцом к платежу не предъявлялся, в материалах дела подлинный вексель также отсутствует" "...исключает возможность удовлетворения требования, вытекающего из векселя, кроме случая, когда истец передал вексель ответчику в целях получения платежа, а ответчик платежа не произвел".

Основой этих разъяснений, очевидно, послужили прежде выносившиеся именно в этом смысле судебные акты по конкретным делам вроде, например, постановления Президиума ВАС РФ от 16.04.1996 № 694/96 о том, что коль скоро "...из имеющейся в деле расписки следовало, что вексель находился у ответчика и истцу не возвращался" и "...этот факт суду был известен", то "...у арбитражного суда не было оснований считать, что документы не представлены истцом без уважительных причин" и оставлять иск бея рассмотрения (как то предусматривал п. 3 ст. 105 действовавшего в тот момент АПК РФ 1992 г.).

Аналогичный вывод, но о недопустимости отказа в иске в подобной ситуации см. еще в постановлениях Президиума ВАС РФ; противоположный вывод – об оставлении в силе "отказного" решения по иску о взыскании по векселю, переданному должнику с целью производства платежа, а затем им же (должником) и уничтоженному – встречается нечасто.

Следует подчеркнуть, что единственным фактором, способным освободить истца от представления им в дело подлинных векселей, является их передача ответчику (принятие ответчиком) для оплаты. Нахождение векселей у третьего лица, хотя бы и абсолютно достоверно установленное, подобного извинительного значения не имеет. Это можно увидеть, например, из дела, разрешенного постановлением ФАС ВВО. В ходе его рассмотрения было установлено, что "...согласно выписке № 3207 векселя, принадлежащие предпринимателю... находятся на его счете депо в закрытом акционерном обществе “Депозитарий "И."". – Поскольку рассмотрение дела об исполнении вексельных обязательств без проверки формы векселей и прав векселедержателя по ним невозможно, суд правомерно отказан истцу в иске". Не спасла положения даже "...отметка городского финансового отдела администрации города Усинска на заявлениях векселедержателя, свидетельствовавшая о согласии векселедателя оплатить векселя при их предъявлении".

Резоном такого рассуждения, очевидно, служит следующее соображение: должник не стал бы соглашаться на оплату векселей, тем более – оставлять их у себя, документально удостоверяя этот факт, если бы он предварительно не удостоверился в том, что (а) предъявленный ему документ – это подлинный вексель, по которому он действительно обязан и что (б) предъявитель этого документа является его законным держателем в смысле ст. 16 Положения о векселях, т.е. держателем, легитимированным непрерывным рядом индоссаментов (ведь непрерывности ряда индоссаментов без исследования подлинных векселей действительно никак не проверишь).

Другое соображение, объясняющее либеральное отношение судов к бывшим законным векселедержателям, оставившим векселя в руках должников без получения оплаты, привел ФАС ЗСО: "...удерживая вексель без оплаты, ответчик лишил возможности истца совершить действия, предусмотренные ст. 44 Положения о переводном и простом векселе", т.е. возможности совершить протест в неплатеже и предъявить настоящий вексельный иск. Дело, стало быть, не в стремлении защитить бывших векселедержателей, понадеявшихся на добросовестное поведение вексельных должников, а в том, чтобы предупредить неосновательное и к тому же недобросовестное сбережение имущества последними; не в том, чтобы вознаградить "прошляпившего" свое требование истца, а в том, чтобы наказать распоясавшегося ответчика.

  • 4. Сходен с описанным случай, рассмотренный ФАС СЗО, – там векселя не были представлены истцом в материалы дела потому, что были у истца отобраны следственными органами и выданы ... одному из предыдущих индоссантов. Здесь суд руководствовался, по всей видимости, во-первых, соображением о том, что причина, воспрепятствовавшая истцу представить векселя, находится за пределами тех его усилий, которые он мог бы разумно предпринять с тем, чтобы нейтрализовать ее действие, а во-вторых – предположением о заведомой незаконности действий следственных органов.
  • 5. ФАС СКО указал на недопустимость подмены требования о взыскании по векселю, переданному должнику в целях совершения платежа, требованием о возврате этих векселей: первое подлежит удовлетворению, а второе – нет. Почему? С точки зрения окружного суда потому, что данные требования исключают друг друга, а значит, предъявление одного, будучи осуществленным, уже не оставляет почвы для предъявления другого. "...После предъявления и принятия векселей к оплате, у заявителя отсутствуют основания для требования о возврате подлинников" – написал суд. Мы бы посчитали нужным уточнить сказанное в том смысле, что той границей, пересечение которой уже не оставляет векселедержателю шанса для того, чтобы повернуть свое решение, является все-таки не само принятие векселей к оплате, а совершение действий, направленных на погашение вексельного долга, например дача соответствующего поручения банку, частичная оплата векселя или частичное прекращение обязательства по векселю иным способом и т.п. Впрочем, возврат векселя можно было бы допустить и в этом случае – при условии выполнения векселедержателем требований должника по ст. 39 Положения о векселях (см.).

Также ФАС СКО "прославился" уже упомянутой прежде "рекомендацией" удостоверять "протестом в непередаче подлинника векселя" тот факт, что "...векселедатель не оплатил вексель и не вернул его подлинник векселедержателю". Подобных актов вексельному законодательству, конечно, неизвестно и известно быть не может, поскольку, как уже неоднократно говорилось выше, наличие подлинника векселя в руках должника создает трудно опровержимую презумпцию погашения вексельного обязательства и прекращения вексельных юридических отношений.

  • 6. Удивительно, что при таком общем подходе данные постановления отказывают в удовлетворении требования о взыскании процентов, поскольку "...предъявление ко взысканию процентов на вексельные суммы на день принятия решения без предъявления векселей не основано на вексельном законодательстве". Из первого постановления нельзя понять, о каких процентах идет речь – по ст. 5 или ст. 48 Положения о векселях; во втором – о процентах и пене по ст. 48, но в том и другом случае мотивировка отказов не может не вызвать ничего, кроме недоумения: а разве взыскание суммы векселя, производимое без векселя, – основано "на вексельном законодательстве"?
  • 7. К сказанному можно добавить еще и случай, предусмотренный гл. 34 ГПК РФ, т.е. возможность взыскания по векселю, хотя и утраченному, но восстановленному судом в порядке вызывного производства (см. об этом вопрос 286).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >