Привилегии и иммунитеты консульских учреждений и их сотрудников

В основе предоставления консульским представительствам особых привилегий и иммунитетов лежит теория функциональной необходимости. Подобно Венской конвенции о дипломатических сношениях 1963 г., привилегии и иммунитеты консульским учреждениям предоставляются согласно Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. "не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления этими лицами и учреждениями функций от имени их государства". В соответствии с Конвенцией, консульские привилегии и иммунитеты начинают действовать с момента вступления консульского должностного лица на территорию государства пребывания или, если он уже находится на этой территории, с момента, когда он приступил к выполнению своих обязанностей в консульском учреждении.

Согласно указанной Конвенции государства пребывания должны гарантировать неприкосновенность консульских помещений, освобождение консульских помещений от налогов, неприкосновенность консульского архива и документов. Конвенция закрепляет принцип неприкосновенности консульских помещений и содержит так называемую "пожарную оговорку", согласно которой власти государства пребывания не могут вступать в часть консульских помещений, которая используется исключительно для работы консульского учреждения, иначе как с согласия главы консульского учреждения, назначенного им лица или главы дипломатического представительства представляемого государства. Однако на практике нарушение неприкосновенности консульских помещений может быть оправданным в случае форс-мажорных обстоятельств (пожара, наводнения, землетрясения и пр.), если консульское учреждение занимает только часть здания, в котором находятся также и жилые или служебные помещения лиц государства пребывания.

Официальная корреспонденция консульского учреждения неприкосновенна. Консульская вализа (дипломатическая почта) не подлежит ни вскрытию, ни задержанию. Однако в тех случаях, когда компетентные власти государства пребывания имеют серьезные основания полагать, что в вализе содержится что-то другое, кроме корреспонденции, документов или предметов, они могут потребовать, чтобы вализа была вскрыта в их присутствии уполномоченным представителем представляемого государства. В том случае, если власти представляемого государства откажутся выполнить это требование, вализа возвращается в место отправления.

Венская конвенция о консульских сношениях гарантирует личную неприкосновенность консульских должностных лиц. Консульские должностные лица не подлежат ни аресту, ни предварительному заключению иначе как на основании постановлений компетентных судебных властей в случае совершения тяжких преступлений. Вместе с тем консульским должностным лицам может быть предъявлен гражданский иск, если по их вине произошел несчастный случай, связанный, например, с дорожно-транспортным происшествием, и в тех случаях, когда консульское лицо от своего имени заключило какой-либо договор.

Важно отметить, что консульские должностные лица и консульские служащие нс подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания в отношении действий, совершаемых ими при выполнении консульских функций.

Из этого положения следует, что иммунитет от юрисдикции консульских должностных лиц имеет ограниченный функциональный характер. Он действует только при исполнении указанными лицами служебных обязанностей, что нередко требует дополнительного разъяснения, толкования, так как весьма затруднительно его применение на практике в связи с тем, что, как правило, очень сложно определить ту грань, за которой кончаются служебные обязанности консульских должностных лиц.

К этому следует добавить, что многообразие допускаемых правонарушений и невозможность в принципе составить исчерпывающий перечень служебных обязанностей каждого должностного лица, пользующегося функциональным иммунитетом, исключает возможность выработки конкретных и универсальных критериев, позволяющих однозначно определить, было или не было данное лицо в момент совершения правонарушения при исполнении своих служебных обязанностей. Отсутствие таких критериев усугубляется также возникновением в каждом случае правонарушения противоречия между интересами, с одной стороны, направляющего государства, которое заинтересовано в защите своих представителей, и с другой – государства пребывания, которое несет ущерб от совершенного правонарушения. На практике, при совершении консульским должностным лицом правонарушений министерство иностранных дел страны пребывания обращается к соответствующему консульскому учреждению или дипломатическому представительству иностранного государства с запросом, было или не было данное лицо в момент совершения правонарушения при исполнении служебных обязанностей. В тех случаях, иногда ответ дается положительный, вопрос о возможной уголовной ответственности консульского должностного лица снимается.

Венская конвенция о консульских сношениях содержит положение, дающее право государству отказаться от предоставления привилегий и иммунитетов кому-либо из консульских должностных лиц, о чем должно быть сообщено государству пребывания в письменной форме.

На основе анализа норм указанной Конвенции, касающихся вопросов привилегий и иммунитетов консульских работников можно сделать следующие выводы.

  • – генеральные консулы, консулы, вице-консулы, консульские агенты, секретари консульств, стажеры и лица, выполняющие консульские функции, не подсудны судебным органам и изъяты из-под действий административных органов государства пребывания в отношении действий, совершенных ими при выполнении консульских функций;
  • – при совершении тяжких преступлений они могут быть арестованы и содержаться в местах предварительного заключения только на основании постановления судебных властей;
  • – привилегии и иммунитеты консульского должностного лица прекращаются с того момента, когда он оставляет государство пребывания, или по истечении разумного срока, который достаточен для того, чтобы покинуть территорию данного государства.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >