Методологические и этические проблемы оценки качества жизни

Проблема оценки качества жизни сталкивается с серьезными методологическими трудностями. В частности, притязания исследователей на то, что шкала QALY может служить универсальной системой измерения для различных состояний здоровья, подвергаются критике со многих сторон.

Шкала QALY представляет собой некую единую меру медицинской полезности для разных людей и разных заболеваний – подобно тому, как в свое время И. Бентам пытался создать единую систему измерений для удовольствия или счастья. Очевидно, что высокая общность этой шкалы достигается путем значительных, часто довольно искусственных модификаций эмпирических данных, а также сопровождается потерями важной информации, которая удачнее выражается с помощью специализированных инструментов. В связи с этим высказывают серьезные сомнения по поводу ее адекватности для решения многих научно-практических задач.

Например, в литературе указывается на отсутствие свидетельств того, что оценки, определяющие значение QALY для определенных патологических состояний, будут соответствовать реальным суждениям, высказанным пациентами, страдающими данными состояниями[1].

Трудности уточнения понятия качества жизни связаны не только с его субъективностью, но и с тем, что оно может быть рассмотрено с разных перспектив: представление о том, что такое "хорошее качество жизни" при данном лечении, могут сильно расходиться у пациентов и медицинского сообщества. При этом трудно ожидать, что эти расхождения можно преодолеть каким-то приемлемым способом.

Существуют и этические проблемы в измерении качества жизни. Это связано с тем, что качество жизни, будучи оценочным понятием, предполагает определенную систему ценностей (в том числе, возможно, скрытую). В итоге вывод по поводу той или иной медицинской технологии (который может стать основой для принятия политических решений) зависит от некоторой ценностной системы, которая может быть сама по себе далеко не безупречной.

Принятые политические решения, в свою очередь, способны принести те или иные отрицательные последствия для определенных социальных групп: например, стать основой для несправедливого распределения ресурсов. В литературе многократно указывалось на то, что шкала QALY на самом деле содержит в себе в скрытом виде предубеждения современного общества со всеми его дискриминационными тенденциями (неравенство по полу, возрасту, статусу здоровья, неприятие людей с неизлечимой инвалидностью и т.п.).

Иными словами, жизнь человека с низким качеством жизни расценивается как менее ценная, в результате чего общественные ресурсы здравоохранения перераспределяются в пользу других категорий людей. Здесь мы вновь возвращаемся к предыдущей проблеме ценности жизни.

В данном случае жизнь как ценность рассматривается в сугубо утилитаристском ракурсе – как ценность с точки зрения возможности добиться прироста общественной полезности при минимальных экономических затратах.

В итоге принятие решений в системе здравоохранения на основе только утилитаристского подхода (максимизация полезности для максимального количества людей) приводит к неравенству, перераспределяет ресурсы в пользу тех, от кого легче добиться прироста полезности, и отказывает в медицинской помощи тем, для кого труднее и дороже добиться облегчения страдания и повышения качества жизни.

Дело осложняется тем, что в некоторых западных странах оценка медицинских технологий с помощью шкалы QALY установлена законодательно.

Таким образом, задача оценки качества жизни, связанного со здоровьем, сохраняет еще множество нерешенных проблем и требует дальнейшей работы. Тем не менее можно с уверенностью утверждать, что качество жизни стало одной из новых фундаментальных категорий медицины, наравне с такими категориями, как здоровье и болезнь, норма и патология. Концепция качества жизни в современном здравоохранении является важнейшим способом уточнения понятия блага пациента и целей медицины, а также способом оценки медицинских вмешательств, учитывающим не только сугубо клиническую перспективу, но и точку зрения самого пациента.

  • [1] См.: Bowling Л. Measuring disease: a review of disease-specific quality of life measurement scales. Buckingham. Philadelphia: Open University Press. 2001. P. 12.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >