Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Биоэтика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Проблема определения смерти человека в трансплантологии

Изъятие здоровых органов у человека, у которого диагностирована смерть мозга, представляет собой серьезную проблему, смысл которой состоит в необходимости исключить как ошибки в определении смерти, так и различные злоупотребления.

Как говорилось в прошлом параграфе, по российскому законодательству, диагноз смерти мозга в медицинском учреждении может проводиться только консилиумом, в состав которого входит не менее трех специалистов, включая реаниматолога и невролога с соответствующим опытом работы. Определение смерти мозга проводится путем поочередно выполняемой серии специальных тестов.

Кроме того, для обеспечения объективности и предотвращения конфликта интересов при постановке диагноза смерти мозга медицинские работники не должны быть непосредственно связаны с пересадкой органов. Согласно закону РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека", в диагностике смерти в случае предполагаемого использования органов запрещено участие трансплантологов и членов бригад, обеспечивающих деятельность донорской службы и оплачиваемых ею (ст. 9).

Проблемы изъятия донорского материала

В зависимости от того, идет ли речь о заборе органов у живого донора или от умершего организма, эти проблемы различаются.

Прижизненное изъятие органов должно базироваться на следующих двух основных этических принципах:

  • 1) минимизация вреда, причиняемого донору;
  • 2) добровольное и информированное донорство.

Важность первого принципа обусловлена тем, что в данном случае осуществляемое в отношении донора медицинское вмешательство не только не несет ему никакого блага, но причиняет определенный вред здоровью. Помимо риска, связанного с самой операцией, возможен вред, связанный с лишением органа (когда, например, речь идет о прижизненной пересадке почки). Поэтому необходимо тщательно оценить целесообразность такой операции и ее допустимость с точки зрения здоровья донора.

По российскому законодательству, забор материала у живого донора производится только при отсутствии альтернативных методов лечения, эффективность которых сопоставима с эффективностью пересадки органов или тканей. Условием для забора органов должно быть всестороннее медицинское обследование донора и наличие заключения консилиума специалистов о возможности изъятия у него органов или тканей. Изъятие органов у несовершеннолетнего не допускается (за исключением пересадки костного мозга) (ст. 11 закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека").

У живого донора допускается изъятие только парного органа, части органа или ткани, лишение которых не повлечет необратимого расстройства здоровья (ст. 13 закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека"). Как правило, от живых доноров чаще всего пересаживают почки, долю печени и ткани костного мозга.

Донорство должно осуществляться свободно, добровольно, сознательно, недопустимы какие-либо принуждения. Согласие донора означает, что он предупрежден о возможных осложнениях в связи с данным вмешательством и письменно подтверждает свое согласие.

Не допускается изъятие материала у лиц, которые находятся в служебной или иной зависимости от реципиента (ст. 6 закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека").

Вместе с тем врачи должны заботиться также о благе реципиента, поэтому существуют ограничения на круг живых доноров. По действующему закону, донор должен находиться с реципиентом в генетической связи, за исключением случаев пересадки костного мозга (ст. 11 закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека"). Изъятие органов не допускается, если донор страдает заболеванием, представляющим опасность для жизни и здоровья реципиента (ст. 6 закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека").

В отношении изъятия донорского материала от трупа возникает вопрос о необходимости получения согласия распоряжаться телом умершего человека. Выделяют две основные модели распоряжения телом умершего: модель презумпции согласия и модель презумпции несогласия (или испрошенного согласия).

Первая модель предполагает, что если человек при жизни не запретил пересадки своих органов или тканей при жизни, то он автоматически "согласен" на изъятие материала после смерти. В противном случае его родственники (законные представители) должны заявить о своем несогласии на забор его органов (тканей).

В соответствии со второй моделью забор материала проводится только в том случае, если при жизни человек явно заявлял о своем согласии на изъятие органа, либо родственники четко выражают согласие на изъятие (в случае, когда умерший не оставил такого заявления). Иными словами, без явно выраженного согласия запрещено изымать органы умершего человека.

Первая модель – презумпция согласия – действует в нашей стране (ст. 8 закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека") и в некоторых других странах (Финляндии, Польше и др.). Вторая модель – презумпция несогласия – принята в США, Канаде, Германии, Нидерландах и др. Существуют и промежуточные модели, пытающиеся совместить некоторые черты обеих вышеназванных.

Сравнивая модели презумпции согласия и презумпции несогласия, прежде всего следует отметить, что эти модели основаны на разных этических системах.

Презумпция согласия основана на коллективистской системе ценностей, согласно которой общество должно основываться на принципах взаимопомощи и взаимной заботы. По еще одна предпосылка презумпции согласия состоит в том, что человек после смерти не властен над своим телом, так что общество может распоряжаться его органами. Презумпция несогласия в большей степени защищает индивидуалистические ценности: автономию личности, ее право на самоопределение, в том числе на распоряжение собственным телом после окончания жизни.

Обе модели имеют свои достоинства и недостатки, которые противоположны друг другу в каждой из моделей.

Презумпция согласия обеспечивает большее количество материала для пересадки (что очень хорошо с точки зрения потребностей системы здравоохранения), а также проста с процедурной точки зрения, так как здесь не нужно получать согласия от родных умершего человека или устанавливать, какова была его прижизненная воля. Один из основных недостатков состоит в том, что облегченная процедура изъятия органов может способствовать различным злоупотреблениям (например, теневой торговле органами).

Презумпция несогласия привлекательна тем, что защищает фундаментальное право человека на распоряжение своим телом, а также снижает возможности злоупотреблений. Основные недостатки – потенциально меньшее количество органов для пересадки, более сложные процедурные аспекты (табл. 5.3).

В настоящее время проблема оптимальной модели, регулирующей забор органов, остается открытой и продолжает обсуждаться. Существует также много этических и технических вопросов, как наилучшим образом реализовать ту или иную конкретную модель.

Таблица 5.3

Сравнение двух основных моделей посмертного изъятия органов

Название

модели

Смысл

Система

ценностей

Достоинства

Недостатки

Пре

зумпция

согласия

(opt-out)

Несогласие на изъятие (отказ) должно быть выражено в явном виде

В большей мере коллективистская

Процедурно проще, больше материала для пересадок

Меньше противостоит злоупотреблениям, не защищает в должной мере право человека на распоряжение своим телом

Презумпция несогласия (opt-in)

Согласие на изъятие должно быть выражено в явном виде

В большей мере индивидуалистическая

Защищает право человека на распоряжение своим телом, противодействует злоупотреблениям

Процедурно сложнее, меньше материала дня пересадок

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>