Ментальный энхансмент

В изучении биохимии мозга были достигнуты крупнейшие результаты, которые порой характеризуют как революцию нейромедиаторов. Выяснено, что определенная группа биохимических посредников – нейромедиаторов (серотонин, дофамин, норэпинефрин и др.) имеют фундаментальное значение для деятельности нервной системы. Их уровень и функционирование прямо выражаются в субъективном самочувствии, самооценке, эмоциях индивида и др. Тем самым перед нами начинает все больше вырисовываться структура той биохимической машины, которая является биологическим коррелятом ментальных состояний человека.

Уже сейчас психофармакология имеет на вооружении мощные средства, которые могут влиять на человеческое сознание (управлять настроением, поведением, вести к личностным изменениям). Очевидно, что раскрытие биохимии мозга и развитие средств влияния на нее влечет огромные следствия – социальные, культурные, политические и др.

На Западе напряженные дискуссии вызвали такие препараты, как риталин и прозак. Их потребление в последнее время приобрело массовый характер, а обсуждение социальных и этических проблем их использования уже стало хрестоматийным примером современных проблем нейроэтики.

Риталин – психотропный стимулятор, но структуре близкий наркотику кокаину, активно используется для лечения синдрома "дефицит внимания и гиперактивность" (ADHD), диагноз которого часто ставят слишком подвижным детям. Действие риталина – повышение внимания, улучшение способности сосредоточиться, легкая эйфория. Его широкое потребление стало государственной проблемой в развитых странах, особенно в США. Риталин имеет серьезные побочные эффекты, но есть заинтересованные группы, которые его защищают. Сложное социокультурное влияние риталина состоит в том, что он фактически стал средством медикаментозного решения проблем воспитания слишком подвижных детей. Причем многие подвергают критике сам синдром ADHD как социально сконструированное новое заболевание.

Антидепрессант прозак (повышающий уровень нейромедиатора серотонина) оказывает сложное воздействие, устраняя депрессию, снижая агрессивность, улучшая самооценку человека, повышая чувство собственной ценности. При этом отмечено, что он вызывает определенные личностные изменения (человек в некотором смысле становится другим – происходит некая перемена интересов, установок, ценностей). Препарат имеет немало побочных эффектов. В США чуть ли не каждый десятый (особенно женщины) принимают прозак или его аналоги.

Важно отметить, что прозак применяется (в том числе благодаря рекламе) фактически не только как лекарство для лечения психопатологии, но даже как средство решения жизненных проблем (таких как подчиненность, отсутствие решительности и уверенности в себе, карьерные неудачи и т.п.).

Развиваются психофармакологические препараты новых поколений. Их можно будет применять для создания нужного настроения, усиления памяти, повышения психологического комфорта и т.п. Так, препарат модафинил обеспечивает длительное бодрствование (можно не спать и быть активным долгое время); он уже нашел применение в армии США и НАТО. Его назначают военным, несущим дежурство, летчикам, выполняющим ночные полеты и т.п.

Вполне ожидаемо, что скоро общество получит возможность ментального микроменеджмента – ежедневного управления настроениями и психологическими состояниями. Проблема состоит в том, что новые психофармакологические средства могут использоваться не только для лечения заболеваний, но и для ментального энхансмента, т.е. достижения сверхнормы функционирования человеческого мозга. В итоге эти новые препараты, как ожидается, дадут человеку возможность действовать более эффективно за счет прямого воздействия на мозг с помощью психохимического допинга. Уже сейчас появился термин "косметическая психофармакология", отражающий эти новые возможности нейропрепаратов.

Когнитивный энхансмент в США[1]. Психофармакологические препараты все чаще используются для когнитивного энхансмента. Как правило, это применение назначенных врачом препаратов не по прямому назначению. Сюда входит прием психостимуляторов (для улучшения внимания и успехов в учебе), препаратов против сна, антидепрессантов (для улучшения настроения) и других лекарств.

По различным данным (на 2008 г.), от 5 до 35% студентов американских колледжей используют психостимуляторы (в частности, риталин); применение препаратов специально для целей когнитивного энхансмента (улучшения внимания, процессов учебы) студентами американских колледжей варьирует от 3,7 до 11%.

Результаты исследования, опубликованные в журнале Mature весной 2008 г., включают следующие данные (опрошено 1,427 респондентов): 288 человек (20%) признались, что использовали прописанные лекарства для целей когнитивного энхансмента, в том числе:

  • • около 12% использовали не по назначению риталин;
  • • около 8% принимают лекарства для немедицинских целей каждую неделю или ежедневно;
  • • примерно 69% считают, что вполне допустимо было бы "подкреплять" деятельность мозга с целью ментального энхансмента (при условии отсутствия явных побочных эффектов препаратов).

Другое перспективное направление нейротехнологии – внечерепная (транскраниальная) магнитная стимуляция мозга. Методы стимуляции уже сейчас начинают применять для лечения хронических болевых синдромов, купирования симптомов болезни Паркинсона; идут также исследования по лечению этими методами депрессии и других психопатологических состояний. Отдельной проблемой является безопасность этих новых методов, поскольку их долговременные эффекты пока не проверены в достаточной степени.

Кроме того, методы стимуляции мозга тоже (подобно психофармакологическим препаратам), как свидетельствуют оценки экспертов, можно будет применять для энхансмента – для продления периода бодрствования, улучшения памяти, процессов обучения и других когнитивных функций.

Применение нейротехнологий с целью ментального энхансмента размывает границы понятий "здоровье" и "болезнь", "норма" и "патология". Возникает множество социальных и культурных неопределенностей. Становится непонятно, где же подлинный человек, если его человеческие чувства и эмоции (такие, например, как грусть, тревога, вина, просто плохое настроение) можно "исправлять" лечебными средствами.

Особая проблема для этического контроля за исследованиями нейронауки состоит в том, что по ряду очевидных причин некоторые исследования в области новых нейротехнологий могут быть засекречены и закрыты для доступа общественности.

  • [1] См.: Racine Е. Pragmatic Neuroethics: improving treatment and understanding of the mindbrain. MIT Press. 2010. P. 11-12. 122.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >