Историографический обзор

В результате освоения материала данной главы студент должен:

  • знать основные этапы и тенденции развития историографии истории государства и права России;
  • уметь давать взвешенную оценку историко-правовых трудов, созданных авторами прошлого и настоящего времени;
  • владеть историко-правовыми методами анализа социальных явлений и процессов, навыками самостоятельного изучения источников рассматриваемого периода и рекомендованной литературы с последующей презентацией изученного материала на семинарских занятиях.

Историография Древнерусского государства и права

Отечественная историография в период до 1917 г.

Вопросам истории становления Древнерусского (Киевского) государства и права уделялось внимание еще в период существования самого Древнерусского государства. Автор древнейшего русского летописного свода, получившего в литературе название "Повесть временных лет", рассказывает о том, как и "откуду есть пошла русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуду русская земля стада есть"[1].

Проблемы истории Древнерусского государства и права занимали одно из центральных мест в дореволюционной историографии. В XVIII в. вышли труды по истории России В. Н. Татищева[2], М. М. Щербатова[3], И. Н. Болтина[4] и др. Представители дворянской историографии пытались доказать незыблемость российского самодержавия, происхождение которого они вели от первых киевских князей. Эти авторы, используя "Повесть временных лет", в которой начальным моментом Русского государства считалось призвание варягов, некритически последовали этому рассказу и концепциям иностранных ученых, приглашенных в первой половине XVIII в. в российскую Академию наук: Г. 3. Байера, Г. Ф. Миллера, А. Л. Шлецера, Штрубе дс Пирмонта и др., утверждающих, что государственность у восточных славян была создана пришельцами-варягами (норманнами). Признавая восточнославянские племена, населявшие западноевропейскую часть нашего отечества в начале IX в., отсталыми, с весьма низкой культурой, немецкие академики приписывали громадное цивилизующее значение иноземцам, проникшим в среду этих племен в лице первых варяжских князей и пришедших с ними норманнов. По мнению этих ученых, варяги явились носителями культуры и дали варварским восточнославянским племенам государственные учреждения и законы.

Немецкие ученые создали так называемую норманнскую теорию происхождения Древнерусского государства и права. Спорность этой теории заключается в том, что образование Русского государства рассматривается не как результат внутреннего развития общества, его разделения на социальные группы и классы, появления частной собственности, а как следствие деятельности пришлых скандинавских (норманнских) князей.

Норманисты пытались доказать весьма низкий уровень общественно-экономического развития восточного славянства к моменту образования Древнерусского государства. Например, А. Л. Шлецер утверждал, что до половины IX в., т.е. до прихода варягов, на территории, заселенной восточными славянами, "конечно, люди были, но люди без правления, жившие подобно зверям и птицам, которые наполняли их леса"[5].

Авторитет немецких ученых-норманистов, работавших в российской Академии наук, был в то время в России так высок, что большинство русских историков поддержали норманнскую теорию образования Древнерусского государства и права. Так, известный историк и историограф Н. М. Карамзин отмечал, что до призвания варягов древляне имели "обычаи дикие, подобно зверям", радимичи и вятичи "обитали во глубине лесов". Анализируя "Русскую Правду" – первый свод древнерусских законов, Н. М. Карамзин неоднократно подчеркивал, что "россияне получили свои гражданские уставы от скандинавов", варяги "принесли с собою общие гражданские законы в Россию". Отмечая сходство норм Русской Правды с германскими и скандинавскими законами, автор считал, что слова "тиун", "вира" и некоторые другие, которые имеются в Русской Правде, скандинавские или немецкие[6].

Итак, первые исследователи русского права отмечали влияние на русское право или скандинавского (норманнского), или германского права. Это влияние рассматривалось ими как естественное следствие призвания варягов или давними связями между русскими и немцами. Вместе с тем норманисты считали, что сходство норм русского права со скандинавскими или немецкими законами является еще одним доказательством норманнского происхождения варягов-руссов, а отсюда и Древнерусского государства. Таким образом, получился своеобразный заколдованный круг.

В 20-х гг. XIX в. представителями норманнской теории происхождения древнерусского права являлись профессора Дерптского университета, а затем и некоторые русские ученые. Но на норманнской теории дело не остановилось. Историки и юристы стали сравнивать памятники русского права с правом других народов, отыскивая источники русского права. Русскую Правду сравнивали с Салической Правдой и другими "варварскими правдами". Считалось достаточным наличие малейшей аналогии, чтобы сделать вывод о заимствовании или влиянии иноземного права на русское право. Так, Ф. Морошкин в примечаниях к книге А. Рейца отмечал: "Думаю, что Русская правда есть чадо одной семьи с варварскими кодексами, особенно близкое к Скандинавскому, Англо- Веринскому, Фризскому и Салическому. Может быть, и она прибыла к нам вместе с руссами в каком-либо письменном виде"[7]. Позднее К. Д. Кавелин очень метко охарактеризовал это стремление найти корни русского нрава в иноземном праве: "Заметит ли исследователь какое-нибудь сходство между нашим обычаем и еврейским, – писал автор, – он смело говорит, что обычай этот заимствован у евреев; с греческим или римским – от греков или римлян; с персидским, индийским – от персов, индусов. Нет исторической возможности, очевидной нелепости, через которую храбро не перепрыгивали, только чтобы вывести наш древний обычай за тридевять земель, из тридевятого царства, все равно какого: была бы тень сходства, слабейшая аналогия"[8].

До XVIII в. в России не существовали юридические факультеты, не было и своей профессуры. После создания Московского университета во второй половине XVIII в. в России впервые было введено преподавание юриспруденции, для чего приглашены иностранные ученые. Поскольку они не имели представления о русском праве, изучение юриспруденции началось с иностранного права. В дальнейшем изучение и сравнительный анализ иностранного права составляли характерную черту русской юридической школы[9].

Но уже во время становления норманнской теории происхождения Древнерусского государства и права с критикой этой теории выступили русские ученые-антинорманисты М. В. Ломоносов, В. К. Третьяковский. Однако усилия русских ученых XVIII в. были направлены против норманистских концепций происхождения Древнерусского государства. Вопрос о происхождении древнерусского права нашими учеными еще не ставился.

Первым выступил против норманнской теории М. В. Ломоносов. В 1749 г. в замечаниях на диссертацию Г. Ф. Миллера "О происхождении народа и имени российского" он подверг критике все основные положения норманнской теории. Древнерусское государство, по мнению М. В. Ломоносова, существовало до прихода варягов в форме разобщенных племенных союзов и отдельных княжеств. Ломоносов подчеркивал, что не слабость и не неспособность восточных славян к государственному управлению, как это утверждали норманисты, а внутренние противоречия, которые были подавлены силой варяжской дружины, явились причиной призвания варягов[10].

М. В. Ломоносов был первым в русской историографии, кто для построения своих выводов использовал обширные источники о славянах. Миллер, пытаясь доказать решающую роль норманнов в истории восточных славян, использовал скандинавские саги, но оставил без внимания свидетельства античных и других писателей о славянах. В полемике с Миллером источниковедческая база Ломоносова была гораздо богаче и основательнее, чем у Миллера[11], и потому знающий и уважающий нашу историю Михаил Васильевич писал, что у господина Миллера "...на всякой почти странице русских бьют, грабят благополучно, скандинавы побеждают... Сие так чудно, что если бы господин Миллер умел изобразить живым штилем, то он бы Россию сделал столь бедным народом, каким еще ни был ни один и самый подлый народ ни от какого писателя не представлен"[12]. Еще отвратительнее отнесся к истории русского народа Шлецер, писавший, что русские люди "жили как лесные звери, ничем не выделялись, без всякого общения с миром..." Шлецер заявил, что русских вывел из дикости приглашенный на княжение немецкий князь Рюрик. История сохранила отзыв М. В. Ломоносова об "исторических изысканиях" Шлецера: "Из сего заключить должно, каких только гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная в них скотина"[13].

Хотя Ломоносов был не во всем прав, но главное – он показал многовековую историю славян до прихода к ним варягов и при этом доказал, что уровень общественно-экономического развития у них не был таким низким, как это рисовали Миллер, а затем и другие норманисты. Заслуга М. В. Ломоносова состоит в том, что он выступил против теории о внесении русской государственности со стороны.

Во второй половине XVIII в. видный русский ученый С. Е. Десницкий – основоположник истории русского права, первый русский ученый-юрист, изложил свои взгляды по вопросам теории и истории государства и права в ряде "Слов" и "Рассуждений" на собраниях Московского университета. Это "Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции" (1768); "Слово о причинах смертных казней по делам криминальным..." (1770); "Юридическое рассуждение о пользе знания отечественного законодательства и о надобном возобновлении оного в государственных высокопокровительствуемых училищах" (1778) и др. В противоположность теории о естественном праве как основе общественного строя, распространенной в то время, Десницкий считал, что изменения в общественном строе связаны с изменениями понятий о частной собственности, эволюцией хозяйственной жизни. Поэтому происхождение государства и права Десницкий связывает с возникновением и развитием частной собственности. В юридическом рассуждении о происхождении собственности, произнесенном в 1781 г., Десницкий впервые высказал мысль о феодальном характере общественных отношений в Древней Руси и необходимости соединения трех элементов при изучении истории права: исторического, теоретического и философского. Эта мысль выражена автором в "Слове о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции", произнесенном им 20 июня 1768 г. Этот вывод С. Е. Десницкого примечателен тем, что в то время западноевропейские юристы не помышляли еще о таких методах исследования истории права и государства. По мнению ученого, причиной возникновения государства было "начало и происхождение собственности в возвышенном состоянии народов", а изучать историю, законы и обычаи пародов следует из условий хозяйственной жизни[14].

Одновременно с С. Е. Десницким в Московском университете работали ученые-юристы И. А. Третьяков, А. Я. Поленов. Однако ни один из них не исследовал проблемы происхождения древнерусского права, хотя как раз в это время норманистские концепции возникновения русского права и государства получили распространение в стране.

В начале XIX в. свою точку зрения по вопросу о происхождении древнерусского права высказал русский историк Н. А. Полевой. Автор отмечал влияние на русское право не только норманнского и германского права, но и греческого, и церковного права. Полевой писал: "Русская Правда в том виде, как она дошла до нас, есть смешение законов скандинавских и германских, древних славянских обычаев, даже греческих и церковных законов. Но заметим важное обстоятельство: это смешение произошло под сильным влиянием народа-победителя, варягов, и князя, повелевавшего безусловно и безотчетно. Почитавшие оную снимком со скандинавских законов ошибались так же, как и почитавшие оную уложением, данным от Ярослава руссам. Предположение о снимке оной с германских законов столь же неосновательно... Каждый обязывался представить свое отдельное предложение, не думая о тех истинах, что дух человеческий везде проявляется одинаково и изменила его только местность, что ни один народ никогда не списывал вполне и не брат целиком законов другого... и законодательство нигде не ограничивалось одним источником"[15]. Вместе с такими заявлениями в других местах этой же работы норманистские положения все же пробивают себе дорогу. Рассматривая начало Древнерусского государства, Полевой утверждал, что "вся скандинавская юридическая терминология и постановления были перенесены к славянам", хотя, по мнению автора, русские законы "существовали не для варягов-победителей"[16]. Таким образом, Полевой не был последовательным во взглядах на происхождение русского права. Двойственность и непоследовательность Н. А. Полевого заключалась в том, что автор выступал то как норманист, то как антинорманист.

В первой половине XIX в. в условиях продолжавшегося процесса разложения старых крепостнических отношений в России консервативное дворянство провозглашало незыблемость устоев самодержавия и крепостничества. Появляется новая теория, так называемая теория официальной народности, наиболее крупным представителем которой был последователь норманнской теории происхождения Русского государства М. П. Погодин. В работах по истории России Погодин уверял, что основами и устоями государства являлись православие, самодержавие и народность, что безусловная покорность является вечным качеством русского народа. "Славяне были и есть народ тихий, спокойный, терпеливый. Наши имели и имеют эти качества еще в высшей степени", – подчеркивал М. П. Погодин. Основные исследования Погодина по вопросу о происхождении и степени влияния варягов на быт и право восточных славян собраны в трех томах его "Исследований, замечаний и лекций о русской истории"[17]. Еще в 1825 г. вышел в свет первый труд М. П. Погодина "О происхождении Руси" (магистерская диссертация автора). Эта работа и определила последующее историческое направление Погодина: он стал норманистом и до конца своей жизни защищал норманнскую теорию происхождения Древнерусского государства и права.

М. П. Погодин был противником так называемой скептической и славянской школ. Основателем скептической школы считался профессор Московского университета М. Т. Каченевский. Наиболее известными представителями этой школы являлись С. М. Строев, Н. А. Полевой и Н. С. Арцыбышев. Скептики считали, что в летописных свидетельствах первых двух столетий русской истории много баснословных или заимствованных источников. Так, Каченевскому сомнительными казались договоры с греками как несоответствующие будто бы правовому развитию славян и варягов X в. Сторонники этой школы во многих вопросах разделяли норманнскую теорию. "Законы германских народов, феодальная система Европы, крестовые походы с последствиями своими – вот источники Правды Русской", – писал Каченевский[18].

Представители славянской школы отвергали норманнское (варяжское) происхождение варяго-руссов и считали их и первых русских князей славянами. Оспаривая учение первой школы, М. П. Погодин защищал подлинность древнейших памятников русского права. Не разделяя учение славянской школы, Погодин доказывал решающее влияние норманнов на общественный, государственный строй и право Древней Руси. Первый период русской истории – от призвания князей до смерти великого князя Ярослава (862–1054 гг.) – Погодин назвал норманнским периодом. В 1859 г. была опубликована монография Погодина, посвященная этому периоду[19].

В борьбе дворянской историографии с буржуазной появились две исторические школы: славянофилы и западники. Представители первой школы, наиболее видными из которых были братья К. С. и И. С. Аксаковы[20], братья И. В. и П. В. Киреевские[21], А. С. Хомяков[22], И. Д. Беляев[23], ставили своей целью доказать, что Россия пойдет своим особым, некапиталистическим путем развития. По мнению славянофилов, на Западе государства были основаны на насилии, в России же власть князей, а впоследствии и царей, была основана на призвании их народом. Они отмечали, что смирный и покорный русский народ никогда не добивался политической власти и не восставал против царизма. Восстание декабристов славянофилы считали "плодом нерусских начал".

В отличие от славянофилов так называемые западники наоборот считали необходимым для России буржуазный, но, конечно, без революции путь развития. Видными представителями этой школы (и так называемой государственной школы) были историки права К. Д. Кавелин[24], Б. II. Чичерин[25] и автор "Истории России с древнейших времен" в 29 томах – С. М. Соловьев[26]. Западники подчеркивали важную роль русского государства в истории, утверждая, что это государство выражало интересы всех слоев общества, т.е. стояло над классами. При наличии у западников некоторых различий во взглядах на основные моменты истории русского государства и права у них имелись и некоторые общие взгляды, направленные против славянофильской теории. По их мнению, русская община появилась в XV в., а не до образования Древнерусского государства, как это утверждали славянофилы. Идеалистическая теория государственной школы должна была служить идеологической поддержкой самодержавия, способной предупредить революцию и провести реформы, которые, кстати, удовлетворяли буржуазных либералов. Правительство вынуждено было провести буржуазные реформы второй половины XIX в., на смену крепостническому государству пришло государство капиталистическое. Во второй половине XIX в. взгляды раннебуржуазной школы историй русского нрава были развиты В. И. Сергеевичем, М. В. Владимирским-Будановым, Д. Я. Самоквасовым, А. Н. Филипповым и др., появились работы известных русских историков В. О. Ключевского, Н. А. Рожкова, историка права М. А. Дьяконова и др.

В. И. Сергеевич[27], автор многих работ по истории русского права, развивал так называемую договорную теорию происхождения государства, по которой Русское государство возникло в результате заключения договора между вечем – органом народного представительства и князем. Как отмечал С. В. Юшков, работы Сергеевича характерны догматическим подходом к изучению институтов права. В. И. Сергеевич не делал различий между институтами и учреждениями IX–X вв. и при решении многих вопросов по истории права развивал взгляды Соловьева и Чичерина[28]. Сходство некоторых институтов византийского и русского права Сергеевич объяснял исключительно заимствованием у греков, поэтому рецепция византийского права у него один из основных способов формирования древнерусского права.

М. Ф. Владимирский-Буданов в своих работах, особенно в "Обзоре истории русского права"[29], выдвинул новое объяснение происхождения русского государства. Он является основателем земской теории, по которой в Древнерусском государстве имелось три органа власти: князь, боярская дума и вече, причем князь – монархический элемент, боярская дума – аристократический и вече – демократический. Владимирский-Буданов в вопросе о происхождении Древнерусского государства не разделял точку зрения норманистов. Он писал: "Время происхождения земского государства должно быть отнесено к эпохе доисторической (до начала летописных сказаний). Славянские племена уже тогда перешли от чистоплеменного быта в быт государственный, земский, т.е. образовали княжения-земли. Князья-варяги застали везде готовый государственный строй"[30]. Однако автор объяснял вопросы становления русского права все же под некоторым влиянием норманнской теории. С X в. восточные славяне "вовлечены были авантюристическими дружинами варягов в столкновение с отдельными странами. Это возмутило прежний спокойный уровень обычного права двояким образом: усилило разнообразие в понимании юридических норм и принудило согласить свои отечественные нормы с чужеземными. Отсюда возникли первые приемы законодательства: договоры с иноземцами и рецепция чужих законов"[31].

В начале XX в. получила широкое распространение торговая теория, развитая известным русским историком В. О. Ключевским. По этой теории возникновение и развитие Древнерусского государства и права определила торговля. В работах, написанных преимущественно в конце XIX в., Ключевский поставил ряд новых интересных вопросов. Он занимался многими проблемами: экономическим и социальным развитием России, историей русской культуры, историографией и др. Наиболее отчетливо общие взгляды Ключевского прослеживаются в его "Курсе русской истории", охватывающем историю России с древнейших времен до XIX в. В отличие от большинства историков, в том числе и его современников, Ключевский отказывается от периодизации истории страны по царствованиям князей и царей. Восточные славяне, по Ключевскому, еще в VI в. образовали военный союз на Карпатах[32]. Таким образом, он не придерживается норманнской теории происхождения Древнерусского государства. Но В. О. Ключевский ошибочно считал, что в первый период "господствующим фактором экономической жизни является внешняя торговля с вызванными ею лесными промыслами, звероловством и бортничеством (лесным пчеловодством)"[33], что в это время учреждения, социальные отношения (в том числе и правовые отношения), нравы "были прямыми или отдаленными последствиями совокупного действия двух указанных факторов, волостного торгового города и внешней торговли"[34]. Поэтому Русская Правда – памятник феодального права Древнерусского государства – у Ключевского охарактеризована как "кодекс капитала", "по преимуществу уложение о капитале"[35], а глава государства – князь – как "военный сторож земли и ее торговых путей"[36]. Работы В. О. Ключевского оказали большое влияние на взгляды общих историков и историков государства и права.

В конце XIX и начале XX в. были опубликованы труды выдающегося русского ученого М. М. Ковалевского – социолога, юриста, историка, экономиста. О Ковалевском много писали[37]. В работах Ковалевского по древней истории, например "Первобытное право"[38], имеются интересные данные об обычаях и обычном праве славян, в том числе восточных славян. Ковалевский много сделал для распространения сравнительного метода в правоведении. А. А. Тилле и Г. В. Швеков писали: "М. М. Ковалевский доказал, что сходные институты определяются сходными условиями исторического развития... с помощью сравнительного метода доказывал самобытность русского права"[39]. В принципе это мнение верное. Так, характеризуя сравнительный метод, Ковалевский подчеркивал: "Простое сравнение между законодательством двух стран помимо отношения к вопросу о том, в какой мере одна из них отстала от другой в своем общественном развитии, и бесполезно и опасно – бесполезно в том смысле, что из факта случайного сходства или не менее возможного различия нельзя выводить ровно никаких научных заключений... Сопоставлять законодательства нескольких народов по тому или другому вопросу может быть очень интересно, но делать на основании этого сопоставления вывод, что одно поэтому должно быть всюду введено, а другое отовсюду вытеснено – значит ни больше ни меньше, как наглядно доказывать полнейшую неспособность видеть причинную связь между законодательством известного народа и суммою тех общественных явлений, при которых оно развивалось"[40].

В этом высказывании содержится ряд важнейших положений для уяснения взглядов М. М. Ковалевского о сравнительном методе, и прежде всего указание на необходимость изучения общественного развития при исследовании истории права. Но трудно согласиться с мнением Тилле и Швекова о том, что Ковалевский с помощью сравнительного метода доказывал самобытность русского права. На наш взгляд, М. М. Ковалевский в своих работах стремился показать самобытность "славянского права". Кроме того, Ковалевский иногда, увлекаясь сравнительным методом, преувеличивал значение заимствования институтов одними народами у других, хотя и отмечал, что заимствований в чистом виде не бывает. Е. А. Скрипилев справедливо отметил, что М. М. Ковалевский, с одной стороны, глубоко обосновал сравнительно-исторический метод, а с другой – продемонстрировал, как нужно применять его в исследованиях первобытного общества[41].

Во второй половине XIX – начале XX в. появилось большое количество работ по истории древнерусского права. В это время были опубликованы учебники и курсы по истории русского права М. М. Михайлова, Д. Я. Самоквасова, Н. П. Загоскина, А. В. Филиппова и др.[42], учебные пособия И. Д. Беляева, В. И. Латкина, В. И. Сергеевича и др.[43]

К. А. Неволин, И. Д. Беляев, О. Ланге, В. Никольский, А. Рязановский, А. Загоровский и другие исследовали гражданское право Древней Руси[44].

Многие ученые посвятили свои работы истории общественного строя (правового положения классов) Древнерусского государства. Этими проблемами занимались И. Д. Беляев, X. И. Буслаев, А. С. Лаппо-Данилевский и др.[45]

В то же время было опубликовано много специальных исследований по истории уголовного права Древнерусского государства[46].

Довольно подробно изучены вопросы процессуального права в работах В. Г. Демченко, Н. Дювернуа, М. Михайлова и др.[47]

Подробно рассмотрели договоры Руси с Византией А. Н. Лонгинов, Н. Лавровский, В. И. Сергеевич и др.[48] Церковному праву были посвящены работы А. С. Павлова, Н. Суворова, Е. Е. Голубинского и др.[49]

Таким образом, обзор литературы свидетельствует о том, что ранняя отечественная историография, начав с публикации и комментирования памятников права Древней Руси в обобщающих трудах по истории России М. М. Щербатова, В. Н. Татищева, Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, И. О. Ключевского и др., внесла определенный вклад в разработку проблем истории Древией Руси. Как уже правильно отмечалось в литературе, работы историков права К. Д. Кавелина, К. А. Неволина, Н. В. Калачова, Б. Н. Чичерина, М. Ф. Владимирского-Буданова, В. И. Сергеевича, И. Н. Латкина, М. А. Дьяконова и др. и по сей день не утратили научной ценности[50]. Историография накопила, проверила, систематизировала и ввела в научный оборот огромный фактический материал.

Необходимо отметить и то обстоятельство, что хотя историей Киевской Руси интересовались почти все историки, но большинство из них не исследовали проблемы возникновения древнерусского права. Поэтому в настоящем обзоре представлены те авторы, которые в той или иной мере занимались данной темой.

  • [1] Повесть временных лет. Ч. I / под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М.-Л., 1950 I; подробно о происхождении и содержании этой повести см.: Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М.-Л., 1947; Алешковский М. X. Повесть временных лет. М., 1971.
  • [2] См.: Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен. Кн. I, ч. 1. М., 1768.
  • [3] См.: Щербатов М. М. История Российская от древнейших времен : в 6 т. Т. 1. СПб., 1770.
  • [4] См.: Болтин И. Н. Примечания на историю древния и нынешния России г. Леклерка, сочиненные генерал-майором Иваном Болтиным. СПб., 1788.
  • [5] Нестор. Русские летописи на древнеславянском языке, сличенные, переведенные и объясненные А. Шлецером / пер. с нем. Д. Языкова. Ч. 1-2. СПб., 1809. С. 419.
  • [6] Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 1. М., 1901. С. 43, 139-140.
  • [7] Рейц А. Опыт истории Российских государственных и гражданских законов / пер. с нем. Ф. Морошкина. М., 1836. С. 392.
  • [8] Кавелин К. Д. Рецензия на: Терещенко А.[В.] Быт русскаго народа. [В 7 частях]. Части 1–7. Соч. А. Терещенки. СПб: В типографии Министерства внутренних дел, 1848. Часть 1. 507 с. // Кавелин К. Д. Соч. Т. 4. СПб., 1900. С. 43.
  • [9] См.: Тилле А. А., Швеков Г. В. Сравнительный метод в юридических дисциплинах. М., 1973. С. 41.
  • [10] См.: Ломоносов М. В. Древняя российская история от начала российского народа до великого князя Ярослава Первого. СПб., 1766; подробнее о взглядах М. В. Ломоносова на Древнерусское государство см.: Лобанов Н. А. М. В. Ломоносов о происхождении и сущности Древнерусского государства // Правоведение. 1961. № 4. С. 139–143.
  • [11] См.: Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII–XVIII вв. М., 1973. С. 11.
  • [12] Ломоносов М. В. Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава первого или до 1054 года. СПб., 1766. С. 32.
  • [13] Там же. С. 34.
  • [14] См.: Десницкий С. Е. Юридическое рассуждение о разных понятиях, какие имеют народы о собственности имения. М., 1781. С. 6.
  • [15] Нолевой Н. А. История русского народа: в 6 т. Т. 2. М., 1830. С. 189– 190.
  • [16] Там же. С. 40, 189.
  • [17] Погодин М. П. Исследования, замечания и лекции о русской истории: в 7 т. Т. 1–3. М., 1846.
  • [18] Каченевский М. Т. О феодальной системе // Вестник Европы. 1829. № 19. С. 183.
  • [19] См.: Погодин М. II. Норманнский период русской истории. М., 1859.
  • [20] См., например: Аксаков К. Сочинения исторические. М., 1889.
  • [21] См., например: Киреевский П. В. О древней русской истории // Московитянин. 1845. № 3.
  • [22] См.: Хомяков А. С. Поли. собр. соч. М., 1900.
  • [23] См.: Беляев И. Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1888.
  • [24] См.: Кавелин К.Д. Собр. соч. СП6., 1907.
  • [25] См.: Чичерин Б. Н. Опыты по истории русского права. М., 1858.
  • [26] См.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. 1. М„ 1851.
  • [27] См.: Сергеевич В. И. Древности русского права. Т. 1. СПб., 1909.
  • [28] См.: Юшков С. В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949. С. 23.
  • [29] См.: Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Пг.-Киев, 1915.
  • [30] Там же. С. 12-13.
  • [31] Владимирский-Буданов М. Ф. Указ. соч. С. 89.
  • [32] Ключевский В. О. Сочинения. Т. 1. М., 1956. С. 110.
  • [33] Там же. С. 33.
  • [34] Там же. С. 103.
  • [35] Ключевский В. О. Указ. соч. С. 247.
  • [36] Ключевский В. О. Боярская дума Древней Руси. Пг., 1919. С. 46.
  • [37] См.: Сафронов Б. Г. М. М. Ковалевский как социолог. М., 1960.
  • [38] См.: Ковалевский М. Первобытное право. М., 1886. Вып. 1.
  • [39] Тилле А. А., Швекоч Г. В. Сравнительный метод в юридических дисциплинах. М., 1973. С. 91.
  • [40] Ковалевский М. М. Историко-сравнительный метод в юриспруденции. М., 1880. С. 8-9.
  • [41] См.: Скрипилев Е. А. Историко-сравнительный метод в правоведении России второй половины XIX – начата XX в. // Методология историкоправовых исследований. М., 1980. С. 24.
  • [42] См.: Михайлов М. М. История русского права. СПб., 1871; Самоквасон Д. Я. Курс истории русского права. М., 1908; Загоскин Н. П. История права русского народа. Казань, 1899; Филиппов А. Н. Учебник истории русского права. Юрьев, 1907; Радин И. М. История русского права. СПб., 1910; Числов П. И. Курс истории русского права. М., 1914; Леонтович Ф. И. История русского права. Варшава, 1902.
  • [43] См.: Беляев И. Д. Лекции по истории Русского законодательства. М., 1879; Латкин В. И. Лекции по внешней истории русского нрава. СПб., 1888; Сергеевич В. И. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб., 1910; Грибовский В. М. Древнерусское право. Пг., 1915; Филиппов А. П. Конспект истории русского права. М., 1912; Малиновский Г. Лекции по истории русского права. Томск, 1907.
  • [44] См.: Неволин К. А. История российских гражданских законов. Т. 1–3. СПб., 1845–1851; Ланге О. Ф. О праве собственности супругов по древнерусскому праву. СПб., 1886; Загоровский А. Исторический очерк займа по русскому нраву до конца XIII ст. Киев, 1875; Цитович П. П. Исходные моменты в истории русского права наследовании. Харьков, 1870; Беляев И. Д. Анализ некоторых пунктов древнерусского завещания. М., 1897; Соколов А. Историческое изложение договора мены недвижимых имуществ по русским законодательным памятникам. Киев, 1880; Никонов С. Поручительство в его историческом развитии по русскому праву. СПб., 1895; Мейер Д. Древнерусское право залога. Казань, 1855; Морошкин Ф.Л. О владении по началам русского законодательства. М., 1837.
  • [45] См.: Беляев И. Д. Крестьяне на Руси. М., 1903; Буслаев Ф. И. Новые свидетельства, об изгойстве и изгоях. М., 1854; Лаппо-Данилевский А. С. Очерк истории образования главнейших разрядов крестьянского населения в России // Крестьянский строй. СПб., 1905; Яковкин И. И. О закупах Русской Правды //Журнал Министерства народного просвещения. 1913. Апрель-май; Ясинский М. Н. Закупы Русской Правды и памятников Западно-Русского права. Киев, 1904.
  • [46] См.: Попов А. Русская Правда в отношении к уголовному праву. М., 1841; Депп Ф. О наказаниях, существовавших в России до царя Алексея Михайловича. СПб., 1849; Богдановский Д. М. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1850; Ланге Н. Исследование об уголовном праве Русской Правды // Архив И. В. Калачова. 1859. № 1,3, 5–6; Сухов А. А. Обычно-народные и княжеские наказания по древнерусскому уголовному праву // Юридический вестник. 1873. Июль-декабрь.
  • [47] См.: Демченко В. Г. Историческое исследование о показаниях свидетелей как доказательства по судебным делам по русскому праву до Петра Великого. Киев, 1859; Дювернуа Н. Источники права и суд в древней России. М., 1869; Пахман С. О судебных доказательствах по древнему русскому праву, преимущественно гражданскому в историческом их развитии. М., 1851; Куницын А. Историческое изображение древнего судопроизводства в России. СПб., 1843.
  • [48] См.: Лонгинов А. Н. Мирные договоры русских с греками. Одесса, 1904; Лавровский И. О византийском элементе в языке договоров русских с греками. СПб., 1853; Сергеевич В. И. Лекции и исследования по истории русского права. СПб., 1903; Милюкин А. С. К вопросу о договорах русских с греками // Журнал Министерства юстиции. 1906. № 7.
  • [49] См.: Голубинский Е. Е. История русской церкви. Т. 1 М., 1901. Ч. I; Суворов Н. Следы западно-католического церковного права в памятниках древнего русского права. Ярославль, 1888 и др. Подробнее см.: Леонто- вич Ф. И. История русского права. Варшава, 1902. Вып. 1; Якушкин Е. И. Обычное право: Материалы для библиографии обычного права. М., 1910. Вып. I, II.
  • [50] См.: Черниловский 3. М. Роль истории государства и нрава на современном этапе // Правоведение. 1972. № 1. С. 80.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >