Образование Древнерусского государства, его развитие и основные черты

В результате изучения материала данной главы студент должен:

  • знать основные этапы истории становления Древнерусского государства;
  • уметь выделять основные черты и функции государства в Древней Руси;
  • владеть методами историко-правового анализа процессов становления древнерусской государственности.

Полиэтнический характер древнерусской государственности. Легенда о призвании варягов и историографические дискуссии о проблемах образования Древнерусского государства: борьба норманистов и антинорманистов

Изучение проблемы образования государства (политогенеза) у восточных славян в течение длительного времени было неотделимо от "Повести временных лет", именуемой также "легендой о призвании варяжских князей" (или "норманнской" легендой). Согласно этой летописи, в начале 60-х гг. IX в.[1] среди ряда северных славянских племен, незадолго до того освободившихся от варяжской зависимости (выражавшейся в уплате им дани), возникли острые разногласия ("встал род на род"). Разрешить этот конфликт оказалось возможно лишь с помощью обращения о посредничестве к одному из варяжских князей (конунгов) Рюрику, представителю племени, известного летописцу как "русь", который пришел "княжить и володеть" в Новгороде. Вслед за этим два его боярина Аскольд и Дир обосновались в Киеве, что означало овладение варягами основными восточнославянскими центрами. Через 20 лет, в 882 г., новгородские и киевские земли были объединены князем Олегом[2]. Киев стал столицей Древней Руси.

Именно этот рассказ, обнаруженный немецкими учеными, работавшими в России в XVIII в. (Г.-Ф. Миллер, Г.-З. Байер, А.-Л. Шлецер), лег в основу теории, получившей название норманизма, вызвавшей длительный и ожесточенный спор. По вопросу об образовании Древнерусского государства ученые (и нс только) разделились на два лагеря – норманистов и антинорманистов. Первые с большой долей доверия относились к сообщению летописца (Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев и др.) о том, что Рюрик был варягом (норманном, скандинавом), а название государства произошло от наименования скандинавского племени, вторые же (М. В. Ломоносов и др.) резко опровергали и этническую принадлежность Рюрика (его называли и славянином, и финном, и готом и т.д.), и летописное определение происхождения названия "Русь" (выводя его из южной – поднепровской, славянской топонимики).

В настоящее время эти споры заметно утратили свою актуальность и центр дискуссии все больше смещается с второстепенных проблем родословной Рюрика или племенного названия к более существенным вопросам – действительным причинам возникновения ранних государственных образований.

Здесь прежде всего встает вопрос о реальных взаимоотношениях славян с их соседями. Эти отношения были весьма напряженными. Славяне подвергались натиску с двух сторон: с севера на них оказывали давление скандинавские племена, с юга им приходилось противостоять нападениям степных кочевников. Но если последние были для славян не просто враждебны, а еще и чужды по образу жизни, то варяжская культура была им сравнительно близка и понятна. К тому же обнаруживались и общие интересы: их связывало единое стремление к совершению походов на богатые владения Византии с целью получения военной добычи. Тем самым создавались условия для своеобразного альянса, который установил бы определенный баланс сил в этой части Европы: славяно-варяжское объединение с целью совместного натиска на Византию и противостояния кочевникам. Конечно, альянс этот был весьма условным, во многом сложился под давлением, но обоюдная заинтересованность славян и варягов была несомненной. При этом даже из летописного рассказа видно резкое повышение конфликтности внутри самого славянского общества, которому все сложнее становилось регулировать старыми средствами обострившиеся противоречия. Возникла потребность во внешнем арбитре, которого не могли заподозрить в симпатиях к той или иной конфликтующей стороне. Роль такого арбитра, посредника и сыграли варяги.

Тем самым Древнерусское государство возникло как результат разрастания внутри славянского общества противоречий, неразрешимых изнутри самого этого общества, вынужденного поэтому в целях самосохранения прибегнуть к помощи внешней силы, с которой к тому же были совместные интересы. Очевидно, существуют и другие факторы, способствовавшие формированию государства в рамках системы взаимоотношений с варягами – преобладание их в транзитной торговле, оседание варяжских купцов в Восточной Европе, более высокий уровень социализации и другие, однако они становятся государствообразующими лишь в том случае, если оказывается подготовлена почва к восприятию государства.

Естественно, не варяги создали Древнерусское государство (и уж тем более не экспортировали новую модель отношений, хотя бы уже потому, что сами таковой не имели)[3]. С этнической точки зрения мы имеем дело с процессом двусторонним (а точнее, многосторонним[4]): в нем существенны и неотделимы друг от друга как внутренние процессы саморазвития славянского общества (разложение старых и складывание новых форм отношений), так и влияние формирующихся взаимодействий с другими этническими группами, прежде всего варягами (сотрудничество, конфликты). И славяне, и варяги одновременно являлись участниками этого процесса (хотя, понятно, что место, роль, степень активности их не были одинаковы). В результате соединения этих разнородных элементов Древняя Русь сложилась как полиэтническое образование[5].

Очевидно, не были варяги и культуртрегерами, принесшими славянам более развитую культуру (культуры обоих этносов были достаточно близки, что как раз и облегчало взаимодействие).

Первые правители Древнерусского государства – Рюрик (862-879 гг.), Олег (879-912 гг.), Игорь (912-945 гг.), Святослав (945[6]–972 гг.), Владимир I (980–1015 гг.) – варяжские по этнической принадлежности князья, активно опирающиеся в своих действиях на варяжские дружины и нередко рассматривающие Русь как временное место пребывания (как, например, Святослав, мечтавший перенести столицу из Киева на Дунай[7]). Однако постепенно в дружинную среду стала проникать славянская племенная верхушка. Кроме того, в результате отпора, полученного со стороны Византийской империи, завоевательные устремления стали ослабевать. Все это превращало Русь в самодостаточное, самоценное образование и для ее правителей. Создались условия и для постепенного становления Руси как государственного образования со свойственными всякому государству функциями.

  • [1] По летописи, это произошло в 862 г.
  • [2] Памятники литературы Древней Руси. XI – начало XII века. С. 37-39.
  • [3] Именно в таком ключе порой трактовали норманнскую концепцию как ее сторонники, гак и противники. Крайним проявлением такого подхода стало представление, разрабатываемое, в частности, в ряде националистических теорий, например в фашизме, который из факта "неспособности" восточных славян самостоятельно создать государство делал вывод об их неполноценности.
  • [4] В этом процессе участвуют, помимо восточных славян и варягов, финно-угры, балты, западные и южные славяне и др.
  • [5] В то же время, учитывая основные этнические массивы, принявшие наиболее активное участие в его формировании, возможно, следовало бы определить это государство как славяно-варяжское, так же, например, как мы сегодня говорим о монголо-татарском государстве, или о польско- литовском.
  • [6] До начала 960-х гг., пока малолетний Святослав не вырос, его регентшей была мать – княгиня Ольга.
  • [7] "В год 6477 (969). Сказал Святослав матери своей и боярам своим: Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае – там середина земли моей, туда стекаются все блага..." (см.: Памятники литературы Древней Руси. XI – начало XII века. С. 81).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >