Преступления против общественной безопасности в широком смысле ее понимания

Террористический акт (ст. 205 УК РФ). Объект преступления — общественная безопасность. Дополнительными объектами могут быть имущественные интересы граждан либо организаций, а также жизнь и здоровье граждан.

Объективная сторона деяния характеризуется совершением взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий или угрозой совершения таких действий.

Взрыв понимается как освобождение определенного количества химической, ядерной и другой энергии за короткий промежуток времени, которое сопровождается образованием сильно нагретых, с высоким давлением газов и влечет за собой мгновенное разрушение чего-либо.

Устрашающими население могут быть признаны такие действия, которые по своем)' характеру способны вызвать страх у людей за свою жизнь и здоровье, безопасность близких, сохранность имущества и т.п. (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам террористической направленности»)

Поджог представляет собой применение открытого огня. При этом поджог не означает причинения конкретного вреда. Поджог представляет собой, по существу, начало горения.

К иным действиям, устрашающим население и создающим опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, Пленум Верховного Суда РФ в п. 11 постановления от 9 февраля 2012 г. № 1 относит «сопоставимые по последствиям со взрывом или поджогом, например, устройство аварий на объектах жизнеобеспечения; разрушение транспортных коммуникаций; заражение источников питьевого водоснабжения и продуктов питания; распространение болезнетворных микробов, способных вызвать эпидемию или эпизоотию; радиоактивное, химическое, биологическое (бактериологическое) и иное заражение местности; вооруженное нападение на населенные пункты, обстрелы жилых домов, школ, больниц, административных зданий, места дислокации (расположения) военнослужащих или сотрудников правоохранительных органов; захват и (или) разрушение зданий, вокзалов, портов, культурных или религиозных сооружений».

Угроза совершения подобных действий должна быть реальной. Например, официальное предупреждение о взрыве или поджоге, предупредительный взрыв и т.п. Она может быть выражена различными способами: конклюдентными действиями, вербально и т.п.

Пленум Верховного Суда РФ в вышеупомянутом постановлении обращает внимание судов на то, что совершение взрыва, поджога или иных действий подобного характера влечет уголовную ответственность по ст. 205 УК РФ в тех случаях, когда установлено, что указанные деяния:

  • а) имели устрашающий население характер и создавали опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий (п. 2);
  • б) преследовали цель воздействовать на принятие решения органами власти или международными организациями (п. 11).

Если действия виновного не носили устрашающего население характера, они не могут быть квалифицированы как террористический акт.

Устрашающими население могут быть признаны такие действия, которые по своему характеру способны вызвать у людей страх за свою жизнь и здоровье, безопасность близких, сохранность имущества и т.п. (и. 2).

Опасность гибели человека (достаточно одного), причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий должна быть реальной, что определяется в каждом конкретном случае с учетом места, времени, орудий, средств, способа совершения преступления и других обстоятельств дела (данных о количестве людей, находившихся в районе места взрыва, о мощности и поражающей способности использованного взрывного устройства и т.п.) (п. 2).

Состав терроризма по конструкции материально-формальный. В части совершения взрыва и иных действий — состав материальный, в части поджога и некоторых иных действий — формальный.

Признак «значительный имущественный ущерб» оценен в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1 с привлечением стоимостных и нравственно ценностных критериев. При определении значительности ущерба Пленум предлагает исходить «из стоимости уничтоженного имущества или затрат на восстановление поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например, в зависимости от рода его деятельности или материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являющегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества». Таким образом, стоимость и значимость имущества для потерпевшего составляют критерии определения значительности ущерба.

К иным тяжким последствиям относятся такие последствия, которые могут быть сопоставимы с гибелью людей и значительным имущественным ущербом. Это, например, тяжкий вред здоровью, длительная остановка предприятия и т.п.

Субъективная сторона деяния характеризуется умыслом и специальной целью. Субъект сознает, что совершает акт терроризма, предвидит возможность наступления последствий и желает их наступления или безразлично к этому относится. Обязательная цель деяния — устрашение населения; оказание воздействия на принятие решений органами власти. Отсутствия одной из перечисленных целей обязывает суд при совершении взрыва, поджога, повлекших указанные в законе последствия, квалифицировать действия виновного по статьям о преступлениях против жизни, здоровья или имущества.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 14 лет.

Квалифицированными видами рассматриваемого деяния согласно ч. 2 ст. 205 признаются его совершение:

  • — группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»);
  • — повлекшее по неосторожности смерть человека (п. «б»);
  • — повлекшее причинения значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий (п. «в»).

Характеристика групповых образований дана в ст. 35 УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 вышеназванного постановления обращает внимание на характерологические особенности организованной группы, которые, заметим, отличаются исключительно абстрактными признаками.

В и. «б» ч. 2 ст. 205 предусмотрено деяние, субъективная сторона которого характеризуется двойной формой вины: умысел в отношении террористического акта и неосторожность по отношению к смерти. В целом, согласно правилу ст. 27 УК РФ, деяние характеризуется как умышленное.

Последствие в виде значительного имущественного ущерба соответствует характеристике этого признака, данной в процессе анализа ч. 1 ст. 205.

К иным тяжким последствиям Пленум Верховного Суда РФ в и. 8 указанного постановления относит, в частности, причинение тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, средней тяжести вреда здоровью двум или более лицам, дезорганизация деятельности органов государственной власти и местного самоуправления; длительное нарушение работы предприятия или учреждения; существенное ухудшение экологической обстановки (например, деградация земель, загрязнение поверхностных и внутренних вод, атмосферы, морской среды и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию, устранение последствий которых требует длительного времени и больших материальных затрат).

Особо квалифицированные виды терроризма перечислены в ч. 3 ст. 205. Это деяния, описанные выше, но которые:

  • - сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения, либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ (п. «а»);
  • - повлекли умышленное причинение смерти человеку (п. «б»).

Каждый из указанных в п. «а» ч. 3 ст. 205 признаков находит отражение в законе, специально регулирующем соответствующие отношения. Так, к объектам использования атомной энергии, согласно ст. 3 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» относятся ядсрныс установки; радиационные источники; пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ; пункты хранения, хранилища радиоактивных отходов; тепловыделяющая сборка ядерного реактора; облученные тепловыделяющие сборки ядерного реактора; ядер- ные материалы; радиоактивные вещества; радиоактивные отходы.

Пункт «б» ч. 3 ст. 205 отличается субъективной стороной деяния. Здесь нет двух форм вины, но есть два умысла в рамках одного деяния. Т.е. субъект сознает, что совершает террористический акт со всеми его обязательными юридическими признаками, сознает, что в результате совершенного им террористического акта погибнет человек и желает:

  • а) совершения теракта;
  • б) гибели человека.

В одном действии, как видим, два последствия, и каждое характеризуется умышленной виной. При этом необходимо доказать наличие причинной связи между совершением террористического акта и наступлением смерти, которая должна быть естественным итогом задуманного террористом деяния. Следует заметить, что такая конструкция рассматриваемой нормы вызывает недоумение. Если бы не было такого обстоятельства, как умышленное причинение смерти человеку, тогда фактически причинение смерти квалифицировалось бы но совокупности с убийством (ст. 105, 277, 295, 317 УК РФ), что справедливо и законно. Но в данном случае желание убить — преступление против жизни, которое поглощается террористическим актом, малообъяснимая позиция законодателя, тем более, что цель террористического акта совсем иная.

Примечание к ст. 205 содержит поощрительную норму, устанавливающую условия освобождения лица, участвовавшего в подготовке акта терроризма, от уголовной ответственности. Прежде всего следует иметь в виду, что адресат поощрительной нормы — лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма. Если субъект уже совершил террористический акт, то условия поощрительной нормы на него не распространяются.

Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления. Таким образом, сообщение должно быть:

во-первых, направлено именно в органы власти;

во-вторых, оно должно быть направлено своевременно, т.е. в такой период времени, когда у органов власти есть возможность предотвратить готовящийся террористический акт. В случае если сообщение поступило в органы власти в тот момент, когда у правоохранительных органов было достаточно времени для предотвращения террористического акта, но по собственной халатности они пропустили контрольный срок и террористический акт был совершен, сообщивший освобождается от уголовной ответственности, так как он исполнил предписания закона.

Содействие террористической деятельности (сг. 205.1 УК РФ). Террористическая деятельность является общим признаком для всех преступлений террористической направленности. Поэтому ст. 205, 205.1, 205.2 следует рассматривать как нормы специальные по отношению к общему феномену — террористическая деятельность.

Непосредственным объектом содействия террористической деятельности является общественная безопасность.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1, состоит из деяний, которые полностью охватываются подстрекательством к преступлению, поскольку возбуждают решимость лица на совершение преступного деяния, а также из деяний, которые, в отличие от подстрекательства, лишь частично охватываются пособничеством.

К подстрекательским действиям относятся склонение, вербовка, иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из перечисленных в статье преступлений, которые законодатель считает разновидностями террористической деятельности: ст. 205, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ. Словом, любое «подстрекательское проявление», в чем бы оно ни выражалось, становится признаком объективной стороны рассматриваемого состава.

Пособничество в ч. 1 ст. 205.1 представлено в усеченном виде: законодатель выделил здесь только вооружение, подготовку лица в целях совершения хотя бы одного из перечисленных преступлений и финансирование терроризма. Так, не расшифровывая признаки пособничества террористической деятельности, справедливо полагая, что употребляемые в законе понятия достаточно информативны, законодатель, однако, счел необходимым закрепить следующее определение понятия финансирования в примечании 1 к ст. 205.1.

Финансирование терроризма в УК РФ понимается как предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205,205.1,205.2,205.3,205.4,205.5, 206,208,211,220,221,277,278,279,360 УК РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Понятия «вооружение» и «подготовка» даны в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1.

Состав преступления — формальный', деяние окончено с момента окончания соответствующего действия.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: субъект осознает, что содействует террористической деятельности определенным способом и желает оказать такое содействие.

Субъект преступления — общий: физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированным видом содействия террористической деятельности по ч. 2 ст. 205.1 является использование служебного положения, которое выражается в эксплуатации возможностей, которые предоставляет служсбные полномочия как должностного, так и управленческого (в коммерческих организациях) характера. Согласно Федеральному закону от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе» к таковым нс относятся служащие, выполняющие технические функции в муниципальной службе. Они не находятся в реестре муниципальных служащих (например, уборщица).

Субъект преступления — специальный: лицо, обладающее служебными полномочиями, которые могут быть использованы для содействия террористической деятельности.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Отдельным видом содействия террористической деятельности является пособничество в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, ч. 3 ст. 206, ч. 1 ст. 208 УК РФ (ч. 3 ст. 205.1 УК РФ). Здесь пособничество представлено в целостности (ч. 5 ст. 33 УК РФ), в отличие от усеченного пособничества по ч. 1. Но эта целостность распространяется только на перечисленные нормы, а к другим нормам, составляющим террористическую деятельность, отношение не имеет. Получается довольно странная картина: если пособничество, например, в виде финансирования терроризма, касается ст. 205 УК РФ, тогда деяние квалифицируется по ч. 1 ст. 205, но если совершению террористического акта оказывается пособничество в ином варианте, например посредством устранения препятствий, тогда ответственность становится более строгой — по ч. 3 ст. 205 УК РФ (объяснение такому законодательному решению дать трудно). Несмотря на некоторую корявость стиля законодательного текста в примечании 1.1 к ст. 205.1 предложено определение пособничества, которое зачем-то полностью копирует текст ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Субъект преступления — общий: физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

При определенных условиях лицо, оказавшее содействие террористической деятельности, освобождается от уголовной ответственности. Условия, необходимые для освобождения, содержатся в примечании 2 к ст. 205.1. Эти условия аналогичны условиям освобождения от уголовной ответственности за террористическую деятельность (см. примечание к ст. 205 УК РФ).

В ч. 4 ст. 205.1 установлена ответственность организатора совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.3, ч. 3 и 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211УК РФ; руководителя совершения хотя бы одного из перечисленных преступлений, а также организация финансирования терроризма.

Субъектом данного преступления является организатор или руководитель хотя бы одного из перечисленных преступлений, а также организатор финансирования терроризма. Удивительно, однако, почему организатор преступлений, предусмотренных ст. 277, 278, 279 и 360 УК РФ к ответственности не привлекается, хотя подстрекательство к этим преступлениям наказуемо.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК РФ).

В ст. 205.2 закреплена одна из разновидностей подстрекательства к осуществлению террористической деятельности, которое полностью учтено в ч. 1 ст. 205.1. Законодатель, однако, следуя рекомендациям Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма 2005 г., посчитал целесообразным создать отдельную норму, в целесообразности которой возникают сомнения: зачем перегружать УК РФ лишними акцентами, когда на тему уже все сказано.

Объект преступления — общественная безопасность.

Объективная сторона выражена:

  • 1) в публичных призывах к осуществлению террористической деятельности,
  • 2) оправдании терроризма.

Публичные призывы — призывы, воздействующие на сознание, волю и поведение людей с целью побудить их к совершению соответствующих действий или воздержаться от определенных действий, совершенное любыми способами (жесты, мимика, письменно, устно...), являющимися информативно доступными для человека, совершенное (стиль) в отношении неопределенного круга лиц, например, призывы, озвученные на митинге, собрании, телевыступлении, газетной или журнальной статье и т.п.

В уголовном законе речь идет о призывах только к террористической деятельности, которая ограничивается рамками статей, перечисленных в примечании 2 к ст. 205.2 УК РФ. Призывы к иной деятельности не составляют объективную сторону рассматриваемого преступления.

Публичное оправдание терроризма — публичное заявление, которое чаще всего носит аргументированный характер, о признании идеологии и практики терроризма правильными.

Вместе с тем в примечании к ст. 205.2 дано легитимное определение данного понятия: под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Нод идеологией и практикой терроризма понимается идеология насилия и практику воздействия на принятия решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных, насильственных действий (и. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1).

Состав преступления — усеченный: деяние окончено с начального этапа призывов или оправдания (обнаружение умысла законодатель превратил в оконченное преступление).

Субъективная сторона — прямой умысел: субъект сознает, что призывает к осуществлению террористической деятельности или оправдывает ее и желает совершить такие действия.

Субъект — общий — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 2 ст. 205.2 установлена повышенная ответственность за то же деяние, совершенное с использованием средств массовой информации (масс- медиа).

Средства массовой информации — периодическое печатное издание, телеканал, радиоканал, радио-, теле- и видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием) (ст. 2 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. №2124-1 «О средствах массовой информации»).

Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (ст. 205.3 УК РФ). Объект преступления аналогичен объектам преступлений террористической направленности, проанализированных выше. Объективная сторона заключается в следующих деяниях:

  • 1) в прохождении лицом обучения, проводимого в целях осуществления террористической деятельности;
  • 2) совершении одного из преступлений, предусмотренных ст. 205.1, 206, 208, 211, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, в том числе приобретение знаний, практических умений и навыков в ходе занятий по физической и психологической подготовке, при изучении способов совершения указанных преступлений, правил обращения с оружием, взрывными устройствами, а также иными веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих.

Обучение представляет собой целенаправленный педагогический процесс, вид учебной деятельности, в которой количество и качество элементов знаний и умений ученика доводятся до эталонного уровня, составляющего цель обучения. В контексте ст. 205.3 обучение представляет собой такой процесс, целью которого является привитие навыков и умений вести или организовывать террористическую деятельность. В данной связи формы обучения могут быть самыми разнообразными.

Состав преступления — формальный: деяние окончено с момента начала обучения вне зависимости от его финала.

Субъективная сторона характеризуется прямъш умыслом и специальной целью — достижение навыков ведения террористической работы.

Субъект преступления — общий.

Примечание к ст. 205.3 предусматривает основания для освобождения лица от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное указанной статьей. Такими основаниями являются:

  • 1) сообщение органам власти о прохождении обучения. Сообщение должно поступить именно в органы власти, поэтому если субъект сообщает другим лицам или органам, благие последствия примечания на него не распространяются;
  • 2) способствование раскрытию совершенного преступления или выявлению других лиц, прошедших такое обучение, осуществляющих, организовавших или финансировавших такое обучение, а также мест его проведения. Данное основание неоднозначно. Здесь предусмотрена альтернатива действий, на основании которой субъект должен или способствовать раскрытию или способствовать выявлению других лиц. Союз «а также», в свою очередь, означает соединительную часть, т.е. помимо способствования раскрытию или выявлению субъект должен также способствовать выявлению мест проведения обучения.

Если в действиях субъекта, имеющих два указанных основания для освобождения от уголовной ответственности, содержится состав иного преступления, тогда он, при определенных условиях, несет ответственность за это преступное деяние.

Организация террористического сообщества и участие в нем (ст. 205.4 УК РФ). Объект преступления аналогичен предыдущим объектам преступлений террористической направленности, описанным выше.

Объективная сторона деяния включает в себя действия, направленные на функционирование террористического сообщества, которые заключаются в создании террористического сообщества либо руководстве таким сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структур- н ыми подразделениями.

Террористическое сообщество определяется в рассматриваемой статье подобно преступной организации.

Террористическое сообщество — устойчивая группа лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

Поддержка терроризма — оказание услуг, материальной, финансовой или любой иной помощи, способствующих осуществлению террористической деятельности (примечание 2 к ст. 205.4).

Террористическое сообщество представляет собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст. 205.1,205.2,206,208,211,220,221,277,278,279,360 и 361 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма (и. 22.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1). Для признания организованной группы террористическим сообществом не требуется предварительного судебного решения о ликвидации организации в связи с осуществлением террористической деятельности.

Специфика террористического сообщества, согласно законодательной конструкции этого феномена, заключается либо в осуществлении террористической деятельности, либо в совершении любого преступления, но в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

Преступление считается оконченным с момента создания террористического сообщества либо с момента руководства уже созданным сообществом.

Под руководством террористическим сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурным подразделениями понимает «осуществление управленческих функций в отношении такого сообщества, его части или структурных подразделений, а также отдельных его участников как при совершении конкретных преступлений террористической направленности, так и при обеспечении деятельности сообщества (п. 22.4

постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1). Руководство может выражаться, например, в разработке общих планов деятельности, распределению ролей среди участников сообщества, в организации материально-технической базы и т.п.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления — специальный: организатор или руководитель сообщества.

Часть 2 ст. 205.4 предусматривает ответственность за участие в террористическом сообществе. Участие — вхождение лица в состав такого сообщества с намерением участвовать в осуществлении террористической деятельности либо в подготовке или совершении одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма, участие в подготовке к совершению указанных преступлений и в совершении таких преступлений, а также выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества (снабжение информацией, ведение документации и т.п.) (п. 22.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1).

Субъектом этого преступления является участник террористического сообщества.

Примечание 1 к ст. 205.4 устанавливает основания для освобождения лица от уголовной ответственности за данное преступление. Такими основаниями являются взаимосвязанные акты поведения, состоящие:

в добровольном прекращении участия в террористическом сообществе;

— сообщении о существовании такого сообщества.

В данном примечании указывается, что не может признаваться добровольным прекращение участия в террористическом сообществе в момент или после задержания лица либо в момент или после начала производства в отношении его и заведомо для него следственных либо иных процессуальных действий.

Что касается сообщения о существовании террористического сообщества, то, в отличие от оснований освобождения от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 205.3 УК РФ, оно может быть адресовано любым лицам или любым органам.

Если в действиях лица, имеющего все основания для освобождения от уголовной ответственности за данное преступление, содержится состав иного преступного деяния, тогда оно несет ответственность за это иное преступление.

Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ). В данной статье законодатель криминализировал следующий после создания террористической организации этап деятельности, заключающийся в организации деятельности организации, которая в соответствии с законодательством РФ признана террористической (ч. 1) и участие в такой организации (ч. 2). Указанная деятельность как раз и составляет объективную сторону деяния.

Основываясь на положениях ч. 2 ст. 24 Федерального закона «О противодействии терроризму», организация признается террористической и подлежит ликвидации (ее деятельность — запрещению) по решению суда на основании заявления Генерального прокурора РФ или подчиненного ему прокурора в случае, если от имени или в интересах организации осуществляются организация, подготовка и совершение преступлений, предусмотренных ст. 205-206, 208, 211, 220, 221, 277-280, 282.1, 282.2, 360 и 361 УК РФ, а также в случае, если указанные действия осуществляет лицо, которое контролирует реализацию организацией ее прав и обязанностей.

Пункт 22.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1 разъясняет, что организация деятельности террористической организации «состоит в действиях организационного характера, направленных на продолжение или возобновление противоправной деятельности запрещенной организации» (например, созыв собраний, организация шествий, использование банковских счетов, если это не связано с процедурой ликвидации).

Под участием в деятельности такой организации Пленума Верховного Суда РФ предлагает понимать совершение лицом умышленных действий, относящихся к продолжению или возобновлению деятельности данной организации (проведение бесед в целях пропаганды деятельности запрещенной организации, непосредственное участие в проводимых организацией мероприятиях и т.п.) (п. 22.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления — специальный: организатор или участник.

Согласно примечанию к ст. 205.5 субъект освобождается от уголовной ответственности за данное преступление при соблюдении только одного условия — добровольное прекращение участия в деятельности такой организации. Прекращение участия в организации не считается добровольным по тем же основаниям, которые закон установил в отношении преступления, предусмотренного ст. 205.4 УК РФ.

Если в действиях лица, прекратившего участие в такой организации, содержится состав иного преступления, тогда он несет ответственность только за это иное преступное деяние.

Несообщение о преступлении (ст. 205.6 УК РФ). Объект преступления — общественная безопасность.

Объективная сторона заключается в несообщении в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице или лицах, которые готовят, совершают или уже совершили преступления или одно из преступлений, предусмотренных ст. 205—206, 208, 211, 220, 221, 277-279, 360 и 361 УК РФ.

Согласно приказу Генеральной прокуратуры РФ, Министерства внутренних дел РФ от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» органами, полномочными учитывать сообщения о преступлениях, являются органы: прокуратуры РФ, МВД России,

МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России. Если сообщение направлено в другой орган, то, по формальным признакам, деяние не теряет признаков преступного.

В объективной стороне деяния учтены все стадии развития преступной деятельности в преломлении к террористическим преступлениям — подготовка (приготовление), процесс совершения (пока еще покушение) и факт совершения (оконченное преступление). Деяние следует считать оконченным с того момента, когда субъект стал свидетелем либо подготовки, либо начала совершения, либо завершения акта терроризма и не сообщил об этом в компетентные органы. Это преступление можно считать длящимся, поскольку завершение процесса недонесения, но на стадии оконченного преступления, наступает либо с момента донесения, либо с момента привлечения лица к ответственности.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом. При характеристике деяния было использовано словосочетание «субъект стал свидетелем». В контексте рассматриваемого преступления это означает, что он может быть как непосредственным очевидцем деяния, так и свидетельствовать на основании сообщений лиц или каких-либо печатных изданий, сомневаться в искренности которых у субъекта нет повода. Именно в таком значении законодатель использует стилистику «по достоверно известным сведениям».

Субъект преступления — лицо, достигшее 14-летнего возраста[1].

Захват заложника (ст. 206 УК РФ). Это преступление носит международный характер в силу того обстоятельства, что опасность его зафиксирована в международной Конвенции ООН о борьбе с захватом заложников 1979 г.

Объект данного преступления — общественная безопасность. Дополнительным объектом являются честь, достоинство, свобода гражданина.

Объективная сторона деяния состоит в захвате или удержании лица в качестве заложника.

Захват заложника — противоправное насильственное ограничение свободы субъекта, а удержание представляет собой насильственное воспрепятствование лицу выхода на свободу.

Состав преступления — формальный', деяние считается оконченным с момента фактического захвата или удержания лица. В последнем случае деяние носит длящийся характер и, несмотря на эту характеристику, окончено с момента начала удержания. Далее преступление длится во времени на стадии оконченного деяния.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Субъект осознает, что незаконно захватывает или удерживает заложника, и желает этого. Цель деяния — понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения в качестве условия освобождения заложника. Указанная цель, которая является важнейшей составляющей квалификации данного деяния, объективируется в требованиях, предъявляемых лицом, захватившим заложника. Для квалификации деяния по ст. 206 важно, чтобы требования носили противоправный характер. Например, требование разрешить открыть публичный дом. В случае если требование носит правомерный характер, например, освободить невинно осужденного, тогда есть основания для квалификации деяния как самоуправство. Именно так следует рассматривать значение цели в квалификации захвата заложника. Однако, строго следуя букве закона (понуждение совершить какие-либо действия) необходимо констатировать, что характер требований как объективного выражения цели, на квалификацию деяния в современной его законодательной редакции, не влияет.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Квалифицированными видами рассматриваемого деяния по ч. 2 ст. 206 признается его совершение:

  • — группой лиц по предварительному сговору (и. «а»);
  • - с применением насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в»);
  • — с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»);
  • — в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «д»);
  • — в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е»);
  • — в отношении двух или более лиц (п. «ж»);
  • — из корыстных побуждений или по найму (п. «з»).

К особо квалифицированным видам деяния согласно ч. 3 ст. 206 относит совершение деяния:

  • — организованной группой;
  • - повлекшие последствия в виде неосторожной смерти человека;
  • — иные тяжкие последствия.

В случае неосторожной смерти человека или иных тяжких последствий состав преступления является материальным: деяние считается оконченным с момента наступления указанных последствий.

В ч. 4 ст. 206 содержится состав, который уже вызвал сомнение вследствие непонимания логики законодателя при анализе п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ. Речь идет о деяниях, предусмотренных ч. 1 и 2 указанной статьи, если они повлекли умышленное причинение смерти человеку. Специфика этих деяний состоит в двойном умысле относительно одного действия.

Примечание к ст. 206 устанавливает возможность освобождения лица от уголовной ответственности. Для этого необходимо, чтобы субъект добровольно или по требованию властей освободил заложника, не совершив при этом иных преступлений. Если в действиях лица, освободившего заложника, есть состав другого преступления, то он несет уголовную ответственность за фактически содеянное.

Например, лицо, удерживающее заложника под угрозой применения огнестрельного оружия и освободившее его, будет нести уголовную ответственность за незаконное ношение огнестрельного оружия.

Для освобождения от уголовной ответственности за захват заложника, при соблюдении указанных в законе требований, срок удержания лица не имеет значения (к сожалению).

Захват заложника (ст. 206) следует отличать от похищения человека (ст. 126 УК РФ) и от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ), поскольку указанные деяния объединяет то обстоятельство, что в каждом случае человек лишается свободы. Отличие следует проводить по цели посягательства. Цель захвата заложника — понудить государство совершить какие-либо действия или воздержаться от их совершения. В преступлениях, предусмотренных ст. 126 и 127, такой цели нет.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ). Объект преступления — общественная безопасность.

Объективная сторона состоит в заведомо ложном сообщении о готовящемся террористическом акте. В данном случае криминализовано ложное сообщение лишь о подготовке террористического акта. В случае если ложное сообщение касается уже совершенного взрыва, поджога и т.д., тогда ответственность возможна в зависимости от наступивших в результате такого сообщения последствий.

Сообщение может быть сделано самыми разнообразными способами: устно, письменно, через распространение аудиозаписи и т.п.

Состав преступления — формальный: деяние считается оконченным с того момента, когда распространяемые ложные сведения дошли до адресата.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом: лицо осознает, что сообщает ложные, нс соответствующие действительности сведения о возможном теракте, и желает такие сведения распространить.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Часть 2 ст. 207 устанавливает повышенную ответственность за то же, но при наличии крупного ущерба или иных тяжких последствий. Под крупным ущербом согласно примечанию к данной статье понимается ущерб, сумма которого превышает 1 млн руб. К иным тяжким последствиям может быть отнесено длительная остановка работы предприятия или организации, создание паники, в результате которой были причинены существенный имущественный вред и т.п.

Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ). Указанная статья содержит две нормы, содержащие преступные посягательства, которые различаются между собой субъектами:

  • 1) создание вооруженного формирования (ч. 1);
  • 2) участие в вооруженном формировании (ч. 2).

Объект преступления, предусмотренного ст. 208, — общественная безопасность.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208, заключается в создании вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководстве таким формированием или его финансирование.

Под вооруженным формированием понимается вооруженная группа, близкая по характеристикам к воинскому подразделению.

Незаконное вооруженное формирование — не предусмотренные федеральным законом объединение, отряд, дружина или иная вооруженная группа, созданные для реализации определенных целей (например, для совершения террористических актов, насильственного изменения основ конституционного строя территориальной целостности Российской Федерации) (п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1).

Основные признаки такого криминального формирования — его вооруженность и незаконность создания. Под вооруженностью незаконного формирования понимается наличие у его участников любого вида огнестрельного или иного оружия, боеприпасов или взрывных устройств. В том числе кустарного производства, а также боевой техники (абз. 3 и. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1).

Для наличия вооруженного формирования вовсе не обязательно, чтобы оружие находилось у каждого члена такой группы. Достаточно того, что оружием обладает хотя бы один из членов формирования.

К незаконным вооруженным формированиям относятся любые формирования, которые созданы вопреки требованиям федеральных законов РФ и помимо них.

Создание незаконного вооруженного формирования и руководство им служат разновидностями деятельности организатора преступления (подбор членов, разработка планов и т.и.). Поэтому субъект данной разновидности рассматриваемого преступления — организатор, который одновременно может быть и руководителем преступной группы, и ее создателем.

Финансирование незаконного вооруженного формирования — это предоставление или сбор средств, либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для обеспечения деятельности объединения, отряда, дружины или иной группы (п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1).

Состав преступления — формальный: деяние считается оконченным с момента создания незаконного вооруженного формирования, с момента начала осуществления руководства или финансирования.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом — лицо сознает, что организует или руководит незаконным вооруженным формированием, и желает этого.

В ч. 2 ст. 208 предусмотрена ответственность за участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации. Специфика субъективной стороны этого преступления состоит в том, что вооруженное формирование в пределах иностранного государства, которое для иностранного государства является противоправным, направлено против интересов России. Например, вооруженное формирование создано для совершения на территории РФ террористических операций и т.п.

Субъектом преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена в ч. 2 ст. 208 УК РФ, является участник вооруженного незаконного формирования. Под участием в таком формировании понимается вхождение в состав такого формирования (например, принятие присяги, дача подписки или устного согласия, получение формы, оружия), выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого формирования (обучение его участников; строительство временного жилья, различных сооружений и заграждений; приготовление пищи; ведение подсобного хозяйства в местах расположения незаконного вооруженного формирования и т.п.) (п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1).

Окончено деяние в виде участия с момента совершения конкретных действий по обеспечению деятельности формирования.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом; лицо осознает, что организует или руководит незаконным вооруженным формированием, и желает этого.

В ч. 2 ст. 208 предусмотрена ответственность за участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам РФ.

Специфика субъективной стороны этого преступления состоит в том, что вооруженное формирование в пределах иностранного государства, которое для иностранного государства является противоправным, направлено против интересов РФ. Например, вооруженное формирование создано для совершения па территории РФ террористических операций и т.п.

Субъектом преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена в ч. 2 ст. 208, является участник вооруженного незаконного формирования. Участие считается оконченным с момента изъявления согласия быть членом вооруженного формирования. Согласие может быть дано в любой форме — устно, письменно, посредством конклюдентных действий.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: лицо сознает, что участвует в незаконном вооруженном формировании, и желает быть его участником.

Примечание к ст. 208 предусматривает возможность освобождения лица от уголовной ответственности, если оно добровольно прекратило участие в незаконном вооруженном формировании и сдало оружие. Таким образом, поощрительная норма примечания устанавливает два взаимосвязанных условия для освобождения от уголовной ответственности;

  • 1) добровольное прекращение участия;
  • 2) сдачу оружия.

Добровольным не является вынужденное прекращение участия в незаконном вооруженном формировании. Например, в случае обнаружения такой группы и блокирования ее оперативными работниками.

Если в деянии субъекта содержатся элементы состава другого преступления, тогда он несет ответственность за это преступление.

Например, лицо, добровольно прекратившее участие в вооруженном формировании и сдавшее оружие, оказывается виновным в акте захвата заложника, за что и будет привлечено к уголовной ответственности.

Участник вооруженного формирования, не обладавший оружием в силу специфики выполняемых в организации функций, освобождается от уголовной ответственности, если прекратил добровольно участие в таком объединении и сообщил об этом органам власти (абз. 2 п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1). В данном случае Пленум вносит новеллы в законодательные условия освобождения от уголовной ответственности, указанные в примечании, что вряд ли соответствует конституционному принципу разделения властей, ибо суд не может создавать новый закон.

Бандитизм (ст. 209 УК РФ). Объект преступления — общественная безопасность.

Объективная сторона бандитизма предполагает четыре варианта. Это:

  • 1) создание банды;
  • 2) руководство бандой;
  • 3) участие в банде;
  • 4) участие в совершаемых бандой нападениях.

Ответственность за первые два варианта «бандитской активности» предусмотрена в ч. 1 ст. 209, а за последующие — в ч. 2 этой статьи.

Признаками банды являются:

  • 1) наличие двух или более лиц, достигших возраста уголовной ответственности и вменяемых;
  • 2) устойчивость;
  • 3) вооруженность;
  • 4) наличие цели — нападение на граждан или организации.

Исходя из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, изложенных в постановлении от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Под вооруженностью понимается наличие хотя бы у одного члена банды любого оружия, которое признается таковым Федеральным законом «Об оружии», при условии, что другие члены банды осведомлены об имеющемся оружии.

Создание банды предполагает совершение любых действий, результатом которых стало образование организованной устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан либо организации. Создание вооруженной банды считается оконченным с момента ее фактического формирования вне зависимости от того, были ли совершены планируемые нападения.

Р> жоводство бандой — принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением, организацией преступной деятельности банды, так и совершением ею конкретных нападений.

Субъект может осуществлять руководство бандой, которую создал сам, тогда оба признака не поглощаются и субъекту вменяются как организация, так и руководство бандой одновременно. Так требует принцип субъективного вменения. Вполне возможно, что субъект, создав банду, «отошел от дел» и более участие в ее посягательствах или дальнейшем развитии не принимает, Тогда ответственность наступает только за создание банды.

Возможна иная ситуация. Субъект не создавал банду, а принял руководство уже созданным до него сообществом. В этом случае он несет ответственность за руководство бандой.

Участие в банде как разновидность преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена в ч. 2 ст. 209, представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых сю нападениях, но и выполнение членами банды иных активных действий, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подысканием объектов для нападения и т.п.

Субъект несет ответственность за бандитизм не только тогда, когда он участвует в совершаемых бандой нападениях. В этом случае он вообще может не быть членом банды, а лишь участником организуемых бандой нападений. Субъект несет ответственность за бандитизм и в том случае, если он участвует в банде посильно, т.е. субъект, не участвуя непосредственно в нападениях, помогает финансовыми средствами или оказанием другого рода услуг.

Участие в банде считается оконченным преступлением с момента дачи согласия.

Согласие на участие может быть дано любым способом — активным вербальным выражением своего восторга, знаковой системой информации, иными конклюдентными действиями, которые понятны окружающим его членам банды. Такое отношение законодателя к моменту окончания факта участия в банде вполне оправдано. Субъект, давая согласие на участие в преступной группировке, может вообще ничего не делать во исполнение своего предназначения, однако, дав согласие, он вселил уверенность в других соучастников на то, что в определенной ситуации они могут на него рассчитывать. Таким образом, факт согласия на участие в банде укрепляет решимость остальных преступников, которые знают о потенциальной поддержке одного из ее членов.

Участие в совершаемых бандой нападениях предполагает непосредственное участие субъекта в объективации бандитских планов. Чаще всего участие в нападениях предполагает соисполнительство, но, как участие в нападениях может рассматриваться и пособничество с непременным указанием на роль, которую субъект выполнял в процессе нападения.

Для квалификации деяния как участие в совершаемых бандой нападениях вовсе необязательно, чтобы участвующий субъект был членом преступной группировки. Это может быть даже совершенно случайно встреченный знакомый одного из бандитов, который, не мудрствуя лукаво, дал согласие помочь в конкретном деле. Однако при этом необходимо, чтобы участвующий в совершаемых бандой нападениях точно знал, в составе какого объединения он совершает преступление. В ином случае, т.е. в случае его неосведомленности по каким-либо причинам о фактическом участии в бандитском нападении, действия такого субъекта следует квалифицировать по фактически содеянному, но как группой лиц.

В том случае, если в результате бандитского нападения причинен какой- либо вред, например, смерть, телесные повреждения, имущественный ущерб в результате хищения и т.п., субъекты бандитизма несут ответственность по совокупности с теми преступлениями, которые они фактически совершили в составе банды.

Субъективная сторона бандитизма характеризуется прямым умыслом, и специальной целью. Субъект сознает, что создает банду, руководит вооруженной группировкой, участвует в банде или организуемых бандой нападениях, и желает совершить какое-либо из перечисленных деяний или все в совокупности. Целью бандитизма служит нападение на граждан или организации.

Субъект бандитизма — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Если в банде участвовали лица, не достигшие указанного возраста, но достигшие 14 лет, тогда они привлекаются к ответственности за те деяния, ответственность за совершение которых наступает с 14-летнего возраста. Например, за убийство, совершенное в составе банды.

Часть 3 ст. 209 предусматривает повышенную ответственность за совершение бандитизма лицом, использовавшим свое служебное положение. В данном случае речь идет о специальном субъекте преступления.

Под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения следует понимать, в частности, использование лицом своих властных или иных служебных полномочий (форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия), а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке нападений.

Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) (ст. 210 УК РФ,). Объект преступления — общественная безопасность.

Объективная сторона включает в себя ряд действий, которые образуют состав преступления независимо друг от друга. К объективной стороне рассматриваемого деяния относятся:

  • 1) создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких для совершения тяжких или особо тяжких преступлений;
  • 2) руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями;
  • 3) координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами;
  • 4) раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними.

Большинство составляющих объективную сторону рассматриваемого

деяния признаков получили толкование в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)». В данном постановлении характеристика преступного сообщества, которое является объектом интереса ст. 210 полностью соответствует характеристике преступной организации, данной в ч. 4 ст. 35 УК РФ. Такой вывод следует хотя бы из анализа и. 2 указанного постановления, которое оперирует абстрактными, решительно ничего не определяющими терминами как более «сложная структура», «возможность объединения групп» и т.п. В п. 7 этого постановления указывается, что уголовная ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 1 ст. 210) наступает с момента фактического образования указанного преступного сообщества (преступной организации), т.е. с момента создания в составе организованной группы структурных подразделений или объединения организованных групп и совершения ими действий, свидетельствующих о готовности преступного сообщества реализовать свои преступные намерения, независимо от того, совершили ли участники такого сообщества запланированное тяжкое или особо тяжкое преступление. О готовности такого сообщества (преступной организации) к совершению указанных преступлений может свидетельствовать, например, приобретение и распространение между участниками орудий или иных средств совершения преступления, договоренность о разделе территории и сфер преступной деятельности.

Если лицо или группа лиц присоединились к уже созданному преступному сообществу (преступной организации) в целях реализации преступных намерений, то их ответственность по ст. 210 УК РФ наступает с момента вхождения их в сообщество (организацию) в зависимости от фактически выполняемых ими действий.

Поскольку преступное сообщество (преступная организация) создается для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, то организация такого объединения, которое планирует совершение преступлений иной категории, не подлежит уголовной ответственности по ст. 210. Однако если участники объединения, планировавшие совершение преступлений небольшой или средней тяжести, вдруг переориентировались на совершение тяжких преступлений, тогда их действия подпадают под признаки ст. 210.

Под руководством преступным сообществом (преступной организации) или

входящими в него структурными подразделениями следует понимать осуществление организационных и (или) управленческих функций в отношении преступного сообщества (преступной организации), его структурных подразделений, а также отдельных его участников как при совершении конкретных преступлений, так и при обеспечении деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Такое руководство может выражаться, в частности, в определении целей, в разработке общих планов деятельности преступного сообщества, в подготовке к совершению тяжких или особо тяжких преступлений, в совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных преступным сообществом (преступной организацией) и входящими в его структуру подразделениями при их создании (например, в распределении ролей между участниками сообщества, в организации материально-технического обеспечения, в разработке способов совершения и сокрытия совершенных преступлений, в принятии мер безопасности в отношении членов преступного сообщества, в конспирации и распределении средств, полученной от преступной деятельности) (п. 10 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Руководство преступным сообществом может осуществляться как единолично, так и «советом директоров», например, руководитель преступного сообщества и руководители или руководитель структурного подразделения (филиала), который входит в преступное сообщество.

Координация преступных действий — э го согласование преступных действий между несколькими организованными группами, входящими в преступное сообщество (преступную организацию), в целях совместного совершения запланированных преступлений (п. 11 указанного постановления Пленума).

В этом же пункте постановления Пленум Верховного Суда РФ разъясняет судам, что иод созданием устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами предлагается понимать, например, действия лиц по объединению таких групп в целях осуществления совместных действий по планированию, совершению одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

Ответственность по ч. 1 ст. 210 за координацию преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработку планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, наступает с момента фактического установления контактов и взаимодействия в целях совершения указанных преступных действий (п. 12 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Субъектом преступления относительно последней разновидности преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210, является лицо, которое можно назвать координатором, способное оказать влияние на участников организованных групп. Способность оказывать влияние на людей является итогом вовсе не занимаемого положения в иерархии, а авторитетом, который может основываться на тех ценностях, которые наиболее близки членам соответствующей кооперации и принимаются ими безоговорочно (физическая сила, интеллектуальная мощь, организаторские способности, знакомство с сильными мира сего и т.п.).

К объективной стороне преступления относится также участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений. Уголовная ответственность в рамках данного сюжета объективной стороны наступает в тех случаях, когда на таком собрании совместно обсуждались вопросы, связанные с планированием или организацией совершения указанных в диспозиции деяний. При этом субъект может не быть членом организованной группы, но факт участия в обсуждении вопросов, связанных с совершением преступления, свидетельствует о его криминальной активности и приверженности идеалам преступного сообщества, в связи с этим он привлекается к уголовной ответственности по ст. 210.

Составы преступлений — формальные: деяние считается оконченным с момента окончания указанных действий.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: лицо осознает, что совершает действия, направленные на организацию преступного сообщества, координацию его деятельности или на участие в нем, желает этого. Обязательным признаком субъективной стороны рассматриваемого деяния служит цель. Преступное сообщество создается с целью совершения преступлений, которые относятся к категории тяжких или особо тяжких (ст. 15 УК РФ). Если сообщество создается для совершения преступлений, относящихся к иным категориям тяжести, тогда деяние может быть квалифицировано в зависимости от степени сплоченности группы.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и выступающее в роли организатора, руководителя преступного сообщества (преступной организации) или объединения представителей организованных групп, за исключением субъекта координации преступных действий.

Уголовная ответственность за участие в таком сообществе (преступной организации) наступает по ч. 2 ст. 210. Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 вышеуказанного постановления определяет участие в преступном сообществе (преступной организации) как вхождение в состав сообщества, а также разработка планов по подготовке к совершению одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений и (или) непосредственное совершение указанных преступлений либо выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества (финансирование, снабжение информацией, ведение документации, подыскание жертв преступлений, установление в целях совершения преступных действий контактов с должностными лицами государственных органов, лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, создание условий совершения преступлений и т.п.).

В отличие от бандитизма оконченным участие в преступном сообществе (преступной организации) считается, как утверждается в абзаце втором н. 15 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ с момента совершения хотя бы одного из указанных преступлений или иных конкретных действий по обеспечению деятельности преступного сообщества. Следовательно, если субъект дал согласие участвовать в таком сообществе, но ничего еще не совершил (времени не было или его держали в «резерве»), он участником сообщества не является. Странная позиция, тем более, что опасность хотя и пассивного участия обусловлена надеждой на активность, если в том будет нужда членов преступной кооперации.

В ч. 3 ст. 210 предусмотрена повышенная ответственность за совершение рассматриваемого преступления специальным субъектом — лицом с использованием своего служебного положения. Пленум Верховного Суда РФ в том же постановлении (п. 23) приравнивает служебное положение исключительно к характеристикам, данным в примечаниях к ст. 201 и 285 УК РФ, что вряд ли справедливо. Служебное положение, как было подчеркнуто ранее, понятие более широкое, чем должное положение или положение лица, выполняющего управленческие функции. Тем не менее под использованием своего служебного положения понимается не только умышленное использование лицом своих служебных полномочий, но и оказание влияния, исходя из значимости и авторитета занимаемой им должности на других лиц в целях совершения ими определенных действий, направленных на создание преступного сообщества и участия в нем (абз. 3 п. 23).

В ч. 4 ст. 210 установлена ответственность за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 данной статьи, совершенное лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. В отличие от лица, способного оказывать влияние (ч. 1 ст. 210), лицо, занимающее высшее положение в преступной иерархии, характеризуется определенным управленческим статусом, являясь своего рода начальником по должности (смотрящий, вор в законе и т.п.). В п. 24 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ в связи с этим разъясняется, что, решая вопрос о таком субъекте, судам надлежит устанавливать занимаемое этим лицом положение в преступной иерархии.

Таким образом, субъектом преступлений, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 210 является специальный субъект.

В примечании к ст. 210 установлены условия, при которых лицо, совершившее данное преступление, освобождается от уголовной ответственности. Для этого субъект должен:

  • а) добровольно прекратить участие в преступном сообществе или входящем в него структурном подразделении, либо собрании руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и
  • б) активно способствовать раскрытию или пресечению этих преступлений.

Добровольность означает принятие решения по собственной воле, независимо от мотивов такого решения. Если имело место вынужденность принятия такого решения (оперативники намерены провести операцию по захвату членов преступного сообщества), тогда добровольность отсутствует.

Признак «активное способствование раскрытию или пресечению преступления» оценочный. Правоприменитель, на основе усмотрения, решает, во-первых, способствовал ли субъект раскрытию или пресечению преступления и, во-вторых, насколько активно.

Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК РФ). Объект преступления — общественная безопасность. Предмет — судно воздушного или водного транспорта или железнодорожный подвижной состав.

Объективная сторона преступления состоит в угоне воздушного или водного судна или железнодорожного подвижного состава, а также в захвате перечисленных предметов с целью угона.

Угон считается оконченным деянием с момента начала движения воздушного или водного судна или железнодорожного подвижного состава.

Захват окончен с момента завладения соответствующим транспортным средством и установления над ним контроля.

Угон и захват возможны как на месте стоянки судна (аэропорт, ангар и т.п.), так и в процессе движения (в воздухе — воздушное судно, на железнодорожных путях — железнодорожный состав).

Состав преступления — формальный: деяние считается оконченным с момента совершения перечисленных в диспозиции действий.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: лицо осознает, что захватывает транспортное средство или угоняет его, и желает этого. Для захвата обязательным признаком деяния служит цель — угон.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 1 б лет.

Квалифицированными видами деяния, предусмотренными ч. 2 ст. 211, признаются совершение преступления, описанного в ч. 1 указанной статьи:

  • — группой лиц по предварительному сговору (п. «а»);
  • — с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в»);
  • - с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»).

Оружие — устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов (ст. 1 Федерального закона «Об оружии»).

Иные предметы, применяемые в качестве оружия, — это любые предметы, использование которых в состоянии привести к тому же эффекту, что и использование оружия. Такие предметы должны быть специально приготовлены для применения их как оружие. Например, монтировка, отвертка и т.п.

Особо квалифицированными видами деяния ч. 3 ст. 211 называет совершение преступления организованной группой либо совершение угона, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. К иным тяжким последствиям могут относиться, например, авария транспортного средства, длительное нарушение графиков движения и т.п. В части последствий состав рассматриваемого преступления материальный.

В ч. 4 ст. 211 выделен специальный квалифицирующий признак, посвященный террористической деятельности. Здесь речь идет о деянии, предусмотренном ч. 1, 2 или 3 ст. 211 УК РФ, сопряженные с совершением террористического акта либо иным осуществлением террористической деятельности. Одним словом, деяние привязано к преступлениям террористической направленности. В данном случае возникает вопрос о необходимости квалификации деяния по совокупности с преступлениями террористической направленности, с которыми сопряжен угон. В рассматриваемой законодательной конструкции совокупности быть не должно хотя бы потому, что ч. 1 ст. 17 УК РФ исключает совокупность, если совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

Массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ).

Массовые беспорядки — это нарушение установленного порядка в публичных местах, совершаемое множеством лиц.

Множество лиц является количественной особенностью рассматриваемого преступления. При этом критерии количественного множества разработать правоведам не удалось, в связи с этим криминалисты оперируют понятием толпы.

Собственно говоря, нет необходимости в выработке четких параметров толпы, однако любое множество все же имеет начальные основания. Представляется, что исключительно умозрительно, отвергая математические претензии на определения количественных параметров множества, которые вряд ли могут удовлетворить правоведа из-за незначительности количественного состава, под множеством следует понимать скопление не менее 10 человек.

Количественный критерий толпы при массовых беспорядках не имеет столь существенного значения, как качественный определитель. Качественная особенность массовых беспорядков заключается в трех составляющих:

  • 1) относительная связанность общей идеей, витающей над толпой и определяющей ее жизнедеятельность;
  • 2) стихийный характер сбора;
  • 3) трудноуправляемость множеством.

Толпа представляет собой единый организм, напоминающий Левиафана. В ней человек не живет уже собственною жизнью. Он вдыхает аромат общего движения, заражается общими стремлениями, посвящая всего себя велениям толпы. Как единый организм, основанный на единой цели, толпа особо опасна, ибо как стихийное бедствие способна смести все вокруг себя. Толпа опасна также тем, что люди, объединенные в ней единым порывом, часто не отдают отчет в собственных действиях. Поэтому, образно выражаясь, можно сказать, что мыслит не человек, а мыслит толпа как цельное мифическое чудовище. Именно посему толпа плохо управляема и нечувствительна к обращениям, идущим вразрез с намеченной целью. Этим деяние и опасно.

Массовые беспорядки квалифицируются как реакция на законные действия властей, в результате которой законность уступает место хаосу.

Например, агрессивные действия толпы могут быть реакцией на осуждение экстремистов, что вносит дезорганизацию в процесс нормальной жизнедеятельности общества. Если массовые беспорядки стали итогом неправомерных действий властей, тогда состав рассматриваемого преступления отсутствует, деяние может быть квалифицировано, в случае наличия соответствующих оснований либо как хулиганство, либо по фактическому содеянному в составе толпы (телесные повреждения, уничтожение имущества и т.п.). При этом в этих случаях к ответственности привлекаются непосредственные причинители и организатор или подстрекатели, если они призывали совершить конкретные действия или организовывали их совершение.

Объект преступления — общественная безопасность. Дополнительным объектом может быть здоровье граждан.

Объективная сторона деяния — это организация массовых беспорядков, сопровождающихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти (ч. 1 ст. 212), и участие в таких беспорядках (ч. 2 ст. 212).

Организация массовых беспорядков — совершение действий, направленных на объединение толпы с целью совершения противоправных действий, которые сопровождаются насилием и другими обстоятельствами, указанными в диспозиции ст. 212.

Центральной фигурой в организации массовых беспорядков является организатор. Именно он пытается сплотить толпу и направить ее активность в нужное ему русло, что весьма просто, используя всеобщую эйфорию и бессознательную агрессию.

Выделяются две формы организации массовых беспорядков:

  • а) совершение действий, направленных на подготовку массовых беспорядков;
  • б) руководство массовыми беспорядками в период их совершения.

Подготовка массовых беспорядков предполагает довольно большое разнообразие: выбор места и времени совершения деяния; назначение ответственных за отдельные акции; организация транспорта и т.п. Подготовка массовых беспорядков предполагает довольно большое разнообразие в выборе места и времени совершения деяния; назначение ответственных за отдельные акции; организация транспорта и т.п. Подготовка массовых беспорядков включает в себя и действия подстрекательного характера, которые выражаются в склонении людей участвовать в совершении деяния. В данной связи необходимо проводить отличие организации массовых беспорядков от подстрекательства к ним, ибо в последнем случае субъект может быть привлечен к ответственности по ч. 3 ст. 212.

Организаторские действия обязательно или довольно часто включают в себя элементы подстрекательства. Если подстрекательство совершается вместе с организационными действиями, тогда ответственность наступает по ч. 1 ст. 212, если субъект ограничивается лишь ролью подстрекателя, тогда по ч. 3 этой статьи.

При подготовке массовых беспорядков возможны и иные роли участников. Например, пособничество. Пособник непосредственно не участвует в осуществлении объективной стороны преступления, но всячески помогает его совершению. Такая роль оценивается как разновидность организационной деятельности, если пособник помогает организатору на стадии подготовки к массовым беспорядкам (хотя по отношению к организатору субъект лишь пособник). Если же субъект оказывает помощь в процессе совершения преступления, тогда его деяние оценивается по роли, которую он играл в преступлении.

Руководство в период совершения массовых беспорядков предполагает конкретные распоряжения по выполнению тех или иных действий; направление толпы в конкретное место, перераспределение ролей в ходе «операции» и т.п.

Организатор массовых беспорядков может одновременно выполнять и роль исполнителя, однако даже в этом случае его деяние все же оценивается и как организация преступления.

Массовые беспорядки обязательно сопровождаются насилием, как следует из диспозиции ст. 212. Насилие может быть как физическое, так и психическое, при этом необходимо, чтобы психическое насилие носило реальный характер.

Под психическим насилием в процессе массовых беспорядков понимаются различного рода угрозы, причем такие угрозы могут быть обращены к неопределенно большому кругу лиц: «Всех порву...» Реальность угрозы вряд ли может быть подвергнута сомнению, учитывая бессознательную агрессию толпы, которая непременно выполнит обещанное. Единственно, что может свидетельствовать о нереальности угрозы — ее фактически нереальное исполнение. Например, угроза немедленного взрыва многоразового космического челнока.

Если в процессе массовых беспорядков применяется физическое насилие, то оно может быть в любой степени тяжести.

Под погромом понимается повреждение имущества, совершенное насильственным способом в составе толпы. Если погромы сопровождались хищением, тогда необходима совокупность преступлений.

Поджог есть вызывание пожара. При этом вовсе не обязательно, чтобы в результате поджога что-либо сгорело.

Уничтожение имущества предполагает приведение его в полную негодность, когда имущество не может быть использовано по прямому назначению.

Применение оружия, взрывчатых и отравляющих веществ или взрывных устройств вменяются субъекту лишь в том случае, если названные предметы официально соответствуют своему статусу. Так, использование топора не означает применения оружия.

Оказание вооруженного сопротивления власти предполагает активное противодействие законной деятельности представителей власти по поддержанию общественного порядка с непременным применением оружия. Закон говорит о вооруженном сопротивлении представителям власти, а не о применении против них оружия. В таком контексте вооруженность представляет собой наличие любых предметов, которые могут использоваться в качестве оружия. В данном случае закон позволяет и даже требует расширительного толкования. При этом не может, однако, рассматриваться в качестве оружия или его эрзац — предметы, использование которых разрешено законом. Это, например, газовые пистолеты с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра не более 4,5 мм.

К представителям власти относятся лица, которые официально наделены полномочиями отдавать обязательные распоряжения неопределенному кругу лиц, не подчиненных им по службе. Это могут быть сотрудники полиции, депутаты Государственной Думы и т.п.

В ч. 1.1 ст. 212 установлена ответственность подстрекателя, который приобретает, таким образом, статус одной из центральных фигур, отвечающих за сыгранную в преступлении роль. Однако роль подстрекателя в ч. 1.1 ст. 212 УК РФ представлена не полностью. Часть этой роли законодатель криминализовал в п. 3 ст. 212.

Состав преступления — формальный', деяние считается оконченным с момента организации массовых беспорядков, вовлечения лица в совершении таких беспорядков или участия в них (ч. 1.1, 2 ст. 212 УК РФ). Вместе с тем следует иметь в виду, что в части погромов и уничтожения имущества состав материальный.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом: лицо осознает, что организует массовые беспорядки или принимает в них участие, или вовлекает в их совершение другое лицо и желает этого.

Субъект преступления — специальный — организатор (ч. 1), или подстрекатель (ч. 1.1), или участник (ч. 2). Однако не любой участник массовых беспорядков является субъектом рассматриваемого преступления. Если участвующий ограничивается лишь выкриками, он не привлекается к уголовной ответственности. Как участник привлекается лишь тот, кто сопровождал свое участие погромами, поджогами и другими действиями, составляющими объективную сторону деяния.

Субъект отвечает как участник массовых беспорядков, если он совершил общественно опасные деяния, составляющие объективную сторону деяния, в процессе массовых беспорядков. Если же он осуществлял погромы, поджоги и прочие действия вне массовых беспорядков, но под их прикрытием, тогда он несет ответственность лишь за фактически им содеянное. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность субъекта данных преступлений, — 16 лет.

Часть 3 ст. 212 устанавливает уголовную ответственность за преступление, объективная сторона которого выражается призывами, представляющими собой не что иное как вид подстрекательства:

  • а) к массовым беспорядкам, предусмотренным ч. 1 ст. 212;
  • б) к участию в них;
  • в) к насилию над гражданами.

Таким образом, законодатель, по какой-то известной только ему причине, криминализовал часть подстрекательства в особой норме, предусматривающей наказание гораздо более либеральное, чем наказание, установленное за подстрекательство ч. 1.1 ст. 212 УК РФ. А ведь призывы — это разновидность склонения.

Призыв — обращение к гражданам в устной, письменной форме, с использованием технических средств или средств массовой информации.

Состав данного преступления — формальный', деяние окончено с момента начала обращения.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: субъект осознает, что обращается с призывами криминального свойства, и желает этого.

Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

В ч. 4 ст. 212 предусмотрена ответственность за приготовление к массовым беспорядкам, которое в законодательной интерпретации превратилось в оконченное преступление. Здесь речь идет о прохождении лицом обучения, заведомо для обучающегося проводимого в целях организации массовых беспорядков либо участия в них, в том числе приобретения знаний, практических умений и навыков в ходе занятий по физической и психологической подготовке, при изучении способов организации массовых беспорядков, правил обращения с оружием, взрывными устройствами, взрывчатыми, отравляющими, а также иными веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих. Данное преступление характеризуется специальным субъектом, каковым является лицо, проходящее обучение. Ответственность наставника, т.е. обучающего, не предусмотрена (довольно странная законодательная позиция).

Состав данного преступления усеченный — деяние считается оконченным с момента начала процесса прохождения обучения.

Субъективная сторона — прямой умысел: субъект определенно знает, для каких целей он обучается.

Однако если субъект, обучающийся организации массовых беспорядков, сообщит органам власти о прохождении обучения, станет способствовать раскрытию преступления или выявлению других лиц, прошедших такое обучение, осуществлявших, организовавших или финансировавших его, а также укажет места проведения обучения, он согласно примечанию к ст. 212 освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Все указанные в примечании операции, позволяющее освободить субъекта от уголовной ответственности, он должен совершить в совокупности: сообщить органам власти, выявить лиц, указать места прохождения обучения. Осуществление только одной операции не освобождает лицо от ответственности.

Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (ст. 212.1 УК РФ). Порядок организации и проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия и пикетирования определен в Федеральном законе от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

Объектом преступления выступает общественный порядок.

Объективная сторона выражена в неоднократном нарушении организации либо проведения соответствующего общественного мероприятия.

Неоднократность нарушения — нарушение порядка организации или проведения соответствующего публичного мероприятия, если ранее лица дважды привлекалось к административной ответственности по ст. 20.2 КоАП, которая в свою очередь устанавливает ответственность за нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (примечание к ст. 212.1 УК РФ).

Таким образом, для уголовной ответственности за рассматриваемое деяние необходимо, чтобы лицо было привлечено два раза к административной ответственности, и в случае третьего нарушения оно уже привлекается как преступник[2].

Субъективная сторона — прямой умысел.

Субъект общий — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Хулиганство (ст. 213 УК РФ). Сразу должен заметить, что не считаю хулиганство преступлением, поскольку оно не обладает собственным объектом (общественный порядок — объект всех преступлений); собственной объективной стороной — все признаки объективной стороны хулиганства соответствуют признакам преступлений против личности, против собственности или экстремистским преступлениям; допускает странные метаморфозы с субъектом — по ч. 1 ответственность наступает с 16 лет, а за более опасное преступление по ч. 2 — с 14 лет. Однако в силу учебной необходимости и наличия такого состава в УК РФ, остановимся подробнее на характеристике его основных элементов.

Объект преступления — общественный порядок. Дополнительным объектом могут быть честь и достоинство граждан, отношения по поводу сохранности чужого имущества, здоровье граждан.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 213, характеризуется грубым нарушением общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу, совершенным:

  • — с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (и. «а»);
  • — по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (далее — экстремистские мотивы) (п. «б»).

Признак «грубое нарушение» не раскрывается ни в законе, ни в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений». Однако в теории и на практике под грубым нарушением общественного порядка принято понимать длительное нарушение, которое создает угрозу нормальной деятельности предприятий, учреждений, организаций и вызывает опасение граждан за неприкосновенность своих прав. Например, драка в общественном транспорте.

Под явным неуважением к обществу следует понимать умышленное нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (н. 1 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, образует состав административно наказуемого хулиганства. Деяние становится преступлением, если соответствующее поведение сопровождалось применением оружия, эрзац-оружия или экстремистскими мотивами. Этот факт делает хулиганство грубым нарушением.

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия,

следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. 2 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ).

В свою очередь, под оружием понимаются предметы, которые в таком качестве определяются в ст. 1 Федерального закона «Об оружии».

Предметы, используемые в качестве оружия — любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 упомянутого постановления разъясняет, что применение незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по и. «а»

ч. 1 ст. 213. Следует уточнить, что в таком случае необходимо исходить из умысла виновного и свойств предмета. Если с помощью, например, макета оружия можно причинить вред здоровью (пистолет-игрушка из железа), тогда действительно следует квалифицировать как применение предмета, используемого в качестве оружия.

Экстремистский мотив должен быть основной движущей силой при совершении рассматриваемого преступления, что означает: правоприменитель должен доказать, что виновный грубо нарушал общественный порядок, проявляя явное неуважение к обществу, основываясь на экстремистских мотивах.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом. Субъект сознает, что грубо нарушает общественный порядок, проявляя явное неуважение к обществу, сознает, что ведет себя так и при этом:

  • - применяет оружие или предметы, используемые в качестве оружия (и. «а»), либо
  • - руководствуется экстремистскими мотивами и желает всей этой совокупности (п. «б»).

Субъект данного деяния — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Важное условие привлечения лица к уголовной ответственности за хулиганство — публичность действий хулигана. Публичность вовсе не означает многолюдность. Этот признак свидетельствует о том, что деяние совершается в общественном месте. Например, драка в подъезде дома оценивается как хулиганство, но если драка происходит в квартире или частном особняке, деяние следует оценивать как преступление против личности. Вывод о публичности как необходимом условии привлечения к уголовной ответственности за хулиганство следует, во-первых, из анализа судебной практики и, во-вторых, из определения пленумом явности неуважения, которая предполагает публичность.

В качестве квалифицированных видов хулиганства в ч. 2 ст. 213 предусмотрены следующие:

совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

- связь деяния с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

Признаки группы, образованной по предварительному сговору и организованной группы содержатся в ст. 35 УК РФ. Особенностью группового хулиганства является субъективная сторона. Лица, составляющие группу, должны достичь предварительной договоренности либо о применении оружия или предметов, используемых в этом качестве, или о единых экстремистских мотивах.

Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 вышеназванного постановления предлагает понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.

Сопротивление представителю власти должно быть связано с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка. Если сопротивление оказывалось в связи с иными причинами (с целью скрыться с места преступления), тогда деяние квалифицируется как преступление против порядка управления.

Сопротивление может выражаться в фактическом применении или угрозе применения насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Признаки представителя власти законодатель дал в примечании к ст. 318, а к лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, как разъясняется в и. 10 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, относятся военнослужащие, лица, осуществляющие частную детективную или охранную деятельность, привлекаемые к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностные лица органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка.

Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.

Субъект преступления по ч. 2 ст. 213 — лицо, достигшее возраста 14 лет.

Вандализм (ст. 214 УК РФ). Объект преступления — общественный порядок. Объективная сторона выражена в осквернении зданий или иных сооружений, порче имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах.

Осквернение означает нанесение на стены заборов, зданий надписей или изображений циничного содержания, способных оскорбить нравственные чувства граждан.

Порча имущества на транспорте или в иных общественных местах представляет собой разрушение или приведение в негодность соответствующих предметов. Например, порезы спинок сидений в общественных местах, повреждение сооружений на остановках общественного транспорта и т.п.

Состав преступления — материальный: деяние считается оконченным с момента совершения указанных действий, повлекших последствия в виде порчи или разрушения.

Субъективная сторона деяния характеризуется косвенным умыслом: лицо сознает, что совершает акт вандализма, предвидит наступление последствий и безразлично относится к данному факту. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 14 лет.

В ч. 2 ст. 214 установлена ответственность за те же деяния, совершенные либо:

  • — группой лиц;
  • — по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Под группой лиц следует понимать простое соучастие без предварительного сговора, признаки которого описаны в ч. 1 ст. 35 УК РФ. (Такая законодательная позиция отличается некорректностью, так как в случае совершения преступления, например, организованной группой деяние будет квалифицировано по ч. 1).

Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (ст. 215.1 УК РФ).

Основным объектом данного преступления служит общественный порядок. Дополнительный объект — интересы граждан, а в отдельных случаях — их жизнь.

Объективная сторона деяния характеризуется незаконным прекращением или ограничением подачи потребителям электрической энергии либо отключением их от других источников жизнеобеспечения, если это деяние повлекло по неосторожности причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия.

Прекращение подачи электроэнергии или отключение от других источников жизнеобеспечения считается незаконным, если оно совершается с игнорированием требований нормативных актов, предусматривающих отключение источников жизнеобеспечения в определенных ситуациях. Так, законным считается отключение, если проводится плановый ремонт электросети, или в случае аварии. При плановом ремонте граждане должны быть заранее оповещены о факте и сроках отключения.

К иным источникам жизнеобеспечения относятся, например, вода, газоснабжение и т.и.

Обязательным признаком объективной стороны преступления являются наступление указанных последствий. Крупный ущерб есть ущерб, сумма которого превышает 500 тыс. рублей (см. примечание к ст. 216 УК РФ).

Тяжкий вред здоровью определяется в соответствии с Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденными приказом Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 г. № 194н.

К иным тяжким последствиям относится, например, остановка работы предприятия, срыв плановых заданий предприятия, возникновение массовых заболеваний, разрушение подводящих систем, длительная остановка подачи соответствующего вида энергии и т.п.

Состав преступления — материальный: деяние окончено с момента наступления указанных в законе последствий.

Субъективная сторона характеризуется неосторожностью в виде легкомыслия или небрежности.

Субъект преступления — специальный — должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Часть 2 ст. 215.1 предусматривает повышенную ответственность за совершение того же деяния, повлекшего по неосторожности смерть человека.

Данное преступление характеризуется двумя видами неосторожности в одном деянии, что выглядит как некорректная законодательная формулировка данного состава. Следуя ч. 2 ст. 215.1, получается, например, такая картина: незаконное прекращение подачи электрической энергии, повлекшее но неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть, поскольку «то же деяние» включает в себя обязательные последствия.

Приведение в негодность объектов жизнеобеспечения (ст. 215.2 УК РФ).

Основным объектом данного преступления является общественная безопасность. В качестве дополнительного объекта выступают интересы граждан, а в отдельных случаях — их жизнь.

Предмет деяния — объекты энергетики, электросвязи, жилищного и коммунального хозяйства, иные объекты жизнеобеспечения. К таковым могут быть отнесены, например, объекты газо- и теплоснабжения, водоснабжения и т.п.

Объективная сторона заключается в разрушении, повреждении или приведении иным способом в негодное для эксплуатации состояние соответствующих предметов.

Под разрушением понимается такое воздействие на предмет, в результате которого он полностью выводится из строя и для его восстановления требуется создание нового объекта жизнеобеспечения.

Повреждение представляет собой приведение объекта в негодность при условии, что его восстановление возможно путем ремонтных работ.

Иной способ приведения объекта жизнеобеспечения в негодность предполагает любое воздействие на него, в результате которого пользоваться им временно или постоянно представляется невозможным. Например, слив нечистот в водозаборник.

Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 215.2, относится к категории материальных составов — окончено в момент фактического приведения в негодность объектов жизнеобеспечения.

С субъективной стороны деяние характеризуется умыслом и обязательным мотивом. Умысел может быть как прямым, так и косвенным: субъект осознает общественную опасность и противоправность совершаемого, предвидит возможность наступления последствий в виде приведения в негодность объектов жизнеобеспечения и желает их наступления или сознательно допускает данный факт. В качестве обязательных мотивов закон называет корыстные или хулиганские побуждения.

Корыстные мотивы возможны, например, в том случае, когда субъект не ставит очистные сооружения или не ремонтирует их для экономии средств, которые он может использовать для собственных нужд. Корыстные мотивы возможны также в случае, когда субъект приводит объекты жизнеобеспечения в негодность с целью получить дополнительные средства на их восстановление, часть из которых может быть им присвоена. Во втором случае деяние квалифицируется по совокупности с хищением. Корыстные мотивы присущи и действиям субъекта, который приводит в негодность объекты жизнеобеспечения за вознаграждение.

Хулиганские побуждения предполагают совершение деяния без видимого повода. Это может быть совершено ради эпатажа, чтобы завоевать авторитет в неформальной группе и т.п.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированными видами деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 215.2 и проанализированного выше, по ч. 2 указанной статьи, признается их совершение:

  • — группой лиц по предварительному сговору (п. «а»);
  • — лицом с использованием своего служебного положения (п. «в»).

Понятие группы лиц, образованной по предварительному сговору, раскрывается в ст. 35 УК РФ.

Использование лицом при совершении преступления своего служебного положения предполагает довольно широкий спектр полномочий, благодаря которым совершение преступления облегчается. Служебное положение отличается от должностного положения большей вариативностью полномочий. Сюда включается не только должностная позиция (должностное положение), но и любое другое профессиональное «состояние» субъекта, которое может повысить коэффициент успешности совершаемого деяния.

Например, использование положения охранника или ночного сторожа, слесаря или ремонтника, работающего на объектах жизнеобеспечения.

Особо квалифицирующими преступление обстоятельствами в ч. 3 ст. 215.2 являются совершение преступления, повлекшее по неосторожности смерть человека. Часть 3 рассматриваемой нормы имеет сложную субъективную сторону, которая представляет собой вариант двойной вины — умысел по отношению к приведению в негодность и неосторожность — к указанным в законе последствиям. Кроме того, деяние состоит из двух последствий — приведение в негодность и смерть человека.

Приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов (ст. 215.3 УК РФ). Объект преступления — общественная безопасность.

Предмет преступления — нефтепроводы, нефте продукте про воды, газопроводы, технологически связанные с ними объекты, сооружения, средства связи, автоматики, сигнализации (по ч. 1), а также магистральные трубопроводы (по ч. 2).

Под нефтепроводом понимается сооружение для транспортировки нефти и нефтепродуктов.

Газопровод определяется как сооружение для транспортировки горючих газов от места добычи или производства к пунктам потребления.

Нефтепродуктопровод характеризуется как комплекс подземных, наземных и надземных сооружений, предназначенный для транспортирования нефтепродуктов из районов их производства или хранения до мест потребления.

Магистральные трубопроводы — единый имущественный производственный транспортный комплекс, состоящий из подземных, подводных, наземных и надземных трубопроводов, иных технологических объектов и предназначенный для транспортировки подготовленной в соответствии с требованиями государственных стандартов и технических условий продукции от пунктов ее приемки до пунктов сдачи, технологического хранения или перевалки (передачи) на другой вид транспорта.

Объективная сторона характеризуется разрушением, повреждением или приведением иным способом в негодное для эксплуатации состояние вышеуказанных предметов, если это повлекло или могло повлечь нарушение их нормальной работы.

Разрушение нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов — это

полное приведение в негодность нефтепровода, пефтепродуктопровода и газопровода, а также магистрального трубопровода, лишающее возможности их использования по прямому назначению, если восстановление объекта невозможно или экономически нецелесообразно.

Повреждение нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов — это

такое изменение в указанных объектах, в результате которого их рабочие потенции нуждаются в восстановлении.

Приведение иным способом в негодное для эксплуатации указанных объектов

состояние может заключаться в разнообразных действиях, в результате которых эти объекты не могут быть использованы в соответствии с функциональным назначением.

Состав преступления — формально-материальный', преступление признается оконченным с момента возникновения реальной угрозы наступления названных последствий либо с момента фактического нарушения нормальной работы перечисленных объектов. В случае разрушения или повреждения указанных предметов с целью хищения продукции, деяние подлежит квалификации по совокупности с преступлениями против собственности (чаще всего с кражей по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ).

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 215.3 РФ, характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла.

Обязательным признаком субъективной стороны выступает мотив, который определен в законе как корыстные или хулиганские побуждения.

Субъект этого преступления —общий: вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Часть 2 ст. 215.3 предусматривает два квалифицирующих признака:

  • 1) совершение преступного деяния группой лиц по предварительному сговору и
  • 2) в отношении магистральных трубопроводов.

Характеристика группы лиц, образованных по предварительному сговору, дана в ст. 35 УК РФ.

Деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 ст. 215.3, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, влекут ответственность но ч. 3 ст. 215.3.

Под иными тяжкими последствиями понимается, в частности, причинение но неосторожности тяжкого вреда здоровью одному или нескольким лицам, причинение смерти двум или более лицам и др. Признак оценочный и подлежит установлению в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела.

Незаконное проникновение на охраняемый объект (ст. 215.4 УК РФ).

Отношения по поводу обеспечения охраны различного рода объектов урегулированы в Федеральных законах от 27 мая 1996 г. № 57-ФЗ «О государственной охране» и 14 апреля 1999 г. № 77-ФЗ «О ведомственной охране».

Объектом преступления является общественная безопасность.

Объективная сторона состоит в незаконном проникновении на подземный или подводный объект, охраняемый в соответствии с названными Законами, совершенном неоднократно. Это может быть, например, дилерская «атака» на объекты метро, поставленные под официальную охрану, или подводные объекты водонапорной башни и т.п.

В статье речь идет о проникновении только на подземный или подводный объект, которые должны официально охраняться. Следовательно, если субъект проникает на наземный объект, как бы тот не охранялся, ответственность по ст. 215.4 исключается.

Ответственность по данной статье исключается также и в том случае, если субъект проникает на подземный или подводный объект, который еще не поставлен под охрану.

Уголовная ответственность наступает только при условии неоднократности проникновения, под которой в примечании к данной статье понимается повторное проникновение после привлечения лица за первое деяние такого рода (ч. 2 ст. 20.17 КоАП РФ) к административному наказанию и в период действия такого наказания, т.е. в течение года со дня наложения административного наказания (ст. 4.6 КоАП РФ).

Под проникновением следует понимать пересечение границы, которая служит охранной зоной, призванной защитить объект охраны от любого несанкционированного вторжения.

Деяние окончено с момента пересечения такой границы.

Субъективная сторона — прямой умысел.

Субъект общий — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированными видами деяния по ч. 2 ст. 215.4 является то же деяние: а) совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и б) сопряженное с умышленным созданием угрозы распространения сведений, составляющих государственную тайну. По поводу квалифицированного вида деяния, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 215.4, необходимо отметить, что в данном случае субъективная сторона деяния характеризуется, по сути, двойным умыслом. Во-первых, субъект должен знать, что, проникая на соответствующий охраняемый объект, он вторгается не просто в таинственные пределы, а в пределы государственной тайны. То есть сведения, которые он получает при проникновении, должны им осознаваться как относящиеся именно к государственной, а не к какой либо иной тайне. Во-вторых, он должен осознавать, что «познав» посредством проникновения на охраняемый объект государственную тайну, он создает угрозу распространения полученных сведений[3].

Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей (ст. 226.1 УК РФ). Объектом преступления являются отношения по поводу общественной безопасности.

Предмет деяния исчерпывающим образом перечислен в диспозиции статьи. Строго говоря, нормы ст. 226.1 созданы именно из-за предмета перемещаемых товаров, представляющих собой потенциальную угрозу для общественной безопасности.

Каждый вид предмета указанного деяния имеет собственную характеристику, которая дана в соответствующих нормативных документах. Так, Список сильнодействующих и ядовитых веществ для целей ст. 234 и других статей УК РФ, а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей ст. 234 УК РФ утвержден постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. № 964; список военной техники содержится в Классификаторе вооружения, военной техники и военного имущества, транзит которых осуществляется через территорию РФ, утвержденном распоряжением Правительства РФ от 14 июля 2000 г. № 973-р; перечень особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ и (или) охраняемым международными договорами РФ, согласно примечанию 3 к данной статье, утверждается Правительством РФ и т.д.

Объективная сторона преступления состоит в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, либо государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС указанных предметов. Согласно п. 19 ст. 4 ТК ТС незаконное перемещение товаров через таможенную границу — это перемещение товаров через таможенную границу вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, либо с сокрытием от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации, равно как и покушение на такое перемещение. Все особенности, составляющие незаконное перемещение, исчерпывающим образом представлены в ТК ТС.

Обязательным признаком объективной стороны деяния является крупный размер, который определен отдельно для стратегически важных товаров и ресурсов и для культурных ценностей. Крупным размером для стратегически важных товаров и ресурсов в примечании 2 к данной статье признается стоимость перемещаемых стратегически важных товаров, ресурсов и культурных ценностей, превышающая 1 млн руб. Крупный размер культурных ценностей определен в примечании 4 к рассматриваемой статье как сумма, превышающая 100 тыс. руб.

Состав преступления — формальный', деяние окончено с момента покушения на данное преступление.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом.

Субъект — общий: лицо, достигшее возраста 16 лет.

Часть 2 ст. 226. 1 устанавливает повышенную ответственность за то же деяние, совершенное:

  • — должностным лицом с использованием своего служебного положения (п. «а»);
  • — с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль (п. «б»).

Служебное положение должно быть таковым, благодаря которому субъект может повлиять на процесс перемещения товаров. Это может быть начальник таможенного поста, глава населенного пункта, где находится таможенный пост и т.п. Речь идет о лицах, положение которых прямо или косвенно способно повлиять на пропуск товаров.

Насилие может быть применено только к конкретным лицам, осуществляющим таможенный или пограничный контроль. Насилие, применяемое к иным лицам, не составляет объективную сторону данного состава.

В ч. 3 ст. 226.1 установлена уголовная ответственность за совершение указанных деяний организованной группой.

Пиратство (ст. 227 УК РФ). Объект преступления — общественная безопасность. Дополнительным объектом могут быть жизнь, здоровье человека, а также отношения собственности.

Объективная сторона состоит в нападении на морское или речное судно, совершенное с применением насилия или угрозой его применения.

Под нападением понимаются внезапные для потерпевших агрессивные действия.

Насилие, применяемое при нападении, может быть выражено в причинении вреда здоровью любой степени тяжести, за исключением тяжкого вреда здоровью, а также в побоях или истязаниях. В случае причинения тяжкого вреда здоровью при нападении, деяния квалифицируются по ч. 3 ст. 227 по признаку «иные тяжкие последствия».

Угроза применения такого насилия как психическая атака на потерпевшего должна быть реальной, наличной и действительной. Субъект должен демонстрировать свое намерение немедленного воплощения угрозы.

Состав преступления — формальный: деяние окончено с момента нападения, соединенного с насилием или угрозой его применения.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Лицо осознает, что совершает акт пиратства, и желает его совершить. Цель деяния — завладение чужим имуществом.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированными видами деяния закон (ч. 2 ст. 227) называет его совершение с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Характеристика соответствующих предметов аналогична таким же предметам, указанным в ч. 1 ст. 213.

Особо квалифицированным видом пиратства ч. 3 ст. 227 называет его совершение организованной группой либо причинение смерти или иных тяжких последствий по неосторожности. В части причинения смерти или иных тяжких последствий деяние характеризуется двойной формой вины — умысел по отношению к самому деянию и неосторожность в отношении последствий. В целом преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 227, характеризуется как умышленное.

К иным тяжким последствиям относится уничтожение имущества, причинение тяжкого вреда здоровью, причинение вреда здоровью многих лиц и т.п.

  • [1] По поводу возраста уголовной ответственности за данное преступление возникаютсомнения: следует ли стигматизировать малолетнего, тем более, за совершение деяния, которое, в сущности, относится в обыденном понимании к «нелегкому труду» сикофантов.
  • [2] Маловероятно, чтобы административный деликт, сколько бы раз он ни повторялся,способен превратился в преступление. Повторение девиации — свидетельство «испорченности» субъекта и только.
  • [3] Доказать все это не представляется возможным.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >